РАЗРАБОТКИ

Другие модули


Классное руководство

Классное руководство

Введение

Современная школа решает множество актуальных задач, поставленных обществом и временем: воспитание гражданина своей страны, свободный доступ к учебной информации, умение её находить. Не последнее место в этом списке занимает сотрудничество школы с семьёй через классное руководство. В представленном эссе я попытаюсь обобщить своё представлении об этом аспекте учительского труда.

Современный учитель.

Учитель – одна из самых древних профессий на Земле. Если проследить её динамику с античности до наших дней, можно увидеть, что она менялась, приобретая черты разных эпох. Например, двадцать первый век – век высоких технологий, сделавших комфортным и нетрудоёмким не только быт. Массовое производство компьютеров обеспечило интенсификацию и наглядность учебного процесса. Появилась возможность получать знания, не выходя из дома (дистанционные курсы). Всемирная паутина предоставила широкий спектр услуг: электронная почта, новости из первых уст, мультимедийные учебники. Всё это, несомненно, пригодилось современному учителю, обладающему широким кругозором. Динамичность жизни в двадцать первом веке требует сжатой, но ёмкой подачи информации. Вот почему преподаватель сегодня всегда "на гребне волны”. Лишь одна черта осталась неизменной: учитель – воин, воин за душу ребёнка. Только его оружие – не меч, как в древности, а слово. Успех в этой борьбе зависит не только от его собственных усилий, но и окружающей среды: семьи, сверстников. Имидж современного учителя, на мой взгляд, таков: тонкий психолог, улавливающий вибрации детской души и способный эту душу бережно сохранить; разносторонне образованный, сопоставляющий и анализирующий факты действительности. Одним словом – социально – интегрированная личность.

А ещё "педагог” в переводе с греческого значит "сопровождающий”. Именно эта черта роднит его с классным руководителем. Очередной раз возглавив класс, ощутил себя президентом, которого избрали на второй срок. Не скажу, что это было ожидаемо, но предсказуемо, то есть, я не только президент, но и ясновидящий. Это случалось со мной и в первый срок: предвидев трудности, я первым делом напряжённо вспоминал своих классных руководителей.

Мои классные руководители.

Из четырёх мне запомнились трое. Елена Николаевна первой приняла эстафету от родителей. Конечно, предстояла огромная работа, ведь никто в первом классе толком не читал, не писал, не говорил. Но хуже всего была детская любознательность: постоянно разведывали, пробовали, попадая в нелепые ситуации. Елена Николаевна старалась найти индивидуальный подход к каждому из нас: индивидуально беседовала, выступала режиссёром, раздавая роли на внеклассных мероприятиях. Репетируя, ту или иную сценку, показывала, как надо делать, с какой эмоцией.

В старшей школе финальные аккорды прозвучали в исполнении Нины Алексеевны, преподававшей физику. Её кабинет служил нам не только лабораторией опытов, но и гардеробом для шапок, шарфов и варежек. Нина Алексеевна тесно сотрудничала с родителями, например, по вопросам выпускного: поздравления по случаю окончания школы, ресторан, программа в нём. Но самые тёплые отношения сложились у меня с Валентиной Николаевной, научившей не только шпрехать.

Одно время мы переписывались, обмениваясь новостями. Я часто спрашивал совета Валентины Николаевны по части преподавания и, особенно классного руководства, помня, каково ей приходилось с нами с пятого по девятый классы. Пожалуй, ни один из наставников не сплотил наш коллектив сильнее. Возраст, о котором идёт речь, в психологии называется пубертатным. Ему свойственны искривления в поведении, своего рода гиперболы. Валентина Николаевна, как истинный военачальник, прошла с нами Крым и Рым. Прежде всего, преобразился внешний вид класса: мальчишки одели костюмы и даже заступили на дежурство. Благодаря титаническим усилиям нашего наставника, класс под буквой "Б” стали называть не только самым хулиганистым, но и самым опрятным. По пятницам у нас проходили оживлённые классные часы, затрагивавшие широкий круг тем: кто пойдёт на школьную дискотеку, планы на выходные, результаты за неделю. На восьмое марта и двадцать третье февраля Валентина Николаевна готовила с ребятами чаепитие. Каждый приносил к столу частичку своего дома.

Собственный опыт руководства.

Прошли годы, и вот я встал у штурвала седьмого класса МБОУ "Центр Образования №1”. Характер ребят специфичный: задиристые, ленивые в учёбе. На них постоянно поступали жалобы, в основном по поведению. Случалось так, что они хулиганили в моё отсутствие, только предъявить мне им было нечего, ведь своими глазами я проказы не видел. В моём арсенале было два оружия: воспитательная беседа да вызов родителей к директору, что чаще и происходило. Однако, оказалось, что некоторые родители не являлись авторитетом для детей: слушая упрёки в свой адрес, ученики умело лавировали, отстаивая своё мнение. Но хуже всего был тот факт, что они копировали манеру поведения местных. Вот так мой штурвал крутило то вправо, то влево, а корабль бросало из штиля в шторм. Трудно бороться за душу ребёнка, когда он этого не хочет. Тем не менее, были и положительные моменты. Например, два года назад мы вместе пошли на каток в Арктику, и меня удивило, что внешне хулиганы на деле хорошо владели коньками, выделывая финты, словно чемпионы олимпийских игр. А каждую осень база Оганера становилась олимпийской деревней, где дети и отдыхали и соревновались в силе, скорости и точности. Несмотря на совместные мероприятия связь с их родителями не крепла: не многие из них могли прийти на родительское собрание или последний звонок. Может, считали, что воспитанием детей должна заниматься школа? Я бы согласился с таким мнением лишь отчасти, ведь без них эффекта не достигнуть.

Сейчас ребята перешли в девятый класс и по – прежнему наши пути пересекаются на уроках английского языка. Владея русским языком и родным азербайджанским, они не видят для себя необходимости знать третий. Приходиться осваивать азербайджанский, и с его помощью объяснять английские слова.

Нынешние мои подопечные на несколько порядков старше и имеют семьи. Однако в их поведении легко угадывается подростковая тенденция: менять номера телефонов, место жительства, работы. Потому после школы бодрым шагом, а то и бегом почтальон, он же курьер доставляет расписание учащимся на дом. По выходным, чтобы не скучать, рассылает смски, звонит и предупреждает об изменениях расписания. Каждый клянётся и божится не пропускать, тут же делая наоборот. Причём у всех находятся вполне правдоподобные причины – сантехники пришли, ребёнка из садика забирать, на работе аврал. И ведь не придерёшься. С учебниками также как на дневном отделении: вовремя не сдали – беги, собирай.

Обратившись к прежним руководителям, получил следующие ответы: "Мол, и мы так делали. Не стоит их дёргать за каждый пропущенный урок, они же взрослые – подавая документы, знали, что придётся совмещать работу с учёбой. Потом отчислишь самых злостных прогульщиков”. Таких в классе нынче трое, и никто не берёт трубку. Один прописан в Оганере, живёт в Кайеркане, работает в Норильске. Чтобы поймать его надо быть в трёх местах одновременно. По возможности расклеить ориентировки и пустить по следу оперативников. Другой персонаж обитает в Оганере. Видеть его – не видел, но голос слышал – низкий, мужицкий. По всему видно тридцатник уже есть. Собирался подъехать в школу и взять задания у педагогов. Что ж, спасибо за намерения. Третья героиня живёт в Норильске, но думает только о работе. Поэтому её посещаемость в сравнении с прошлым годом упала в разы. В будущем планируются меры по привлечению вышеназванных учащихся к занятиям в моей школе.

Из сказанного напрашивается вывод: возможно, следует более тесно взаимодействовать с воспитанниками, чтобы наладить с ними ощутимую связь. И поскольку это дело опыта, то нет предела совершенству.

Боков Александр Александрович10.11.2012 13560 Из опыта работы
Всего комментариев: 0
avatar