РАЗРАБОТКИ

Другие модули


Особенности проявления страхов у детей с ранним детским аутизмом

Особенности проявления страхов у детей с ранним детским аутизмом

Альчина Люция Муратовна,
воспитатель реабилитационной группы
ГБУ АО «Реабилитационный центр для детей и подростков 
с ограниченными возможностями «Коррекция и развитие»


В детстве возникают самые разнообразные страхи, - это и страх остаться одному - малыш не отпускает от себя маму; и страх перед неведомым миром и сказочными персонажами – Бабой Ягой, Змеем Горынычем; боязнь темноты.
Мир аутичного ребёнка также наполнен страхами, они обладают рядом специфических особенностей, отличающих страхи аутичного ребёнка от страхов обычных детей.

Страхи аутичного ребёнка разнообразны и индивидуальны: кто-то боится воды, темноты, замкнутого пространства, телевизора, машин, а кто-то пробки, вылетающей из бутылки с шампанским. Это объясняется тем, что источником страха такого ребёнка может стать всё что угодно, в том числе внешне самые обычные и нейтральные раздражители, поэтому часто бывает трудно, а порой невозможно понять, чего же боится аутичный ребёнок.

У каждого аутичного ребёнка представлен целый набор страхов.

Страхи аутичного ребёнка актуальны на протяжении многих лет, и, к сожалению, в этом случае не срабатывают защитные механизмы психики, действующие в ситуации нормального развития - сила таких страхов может не угасать со временем.
Страхи аутичного ребёнка не всегда проявляются внешне, в его поведении. Эти страхи прячутся в глубинах подсознания. Мучая ребёнка, они часто скрыты от посторонних глаз, даже самые близкие люди находятся порой в полном неведении относительно истинного состояния ребёнка.

Наличие страхов, их постоянное переживание держит ребёнка в состоянии напряжения и, безусловно, мешает психическому развитию.

Легко возникающие страхи и повышенная тревожность, затрудняющие активное взаимодействие ребёнка с окружающим миром, характерны для многих нарушений психического развития, при котором исходно отмечается особая чувствительность ребёнка по отношению к ряду сенсорных взаимодействий окружающего мира и крайняя невыносимость, пассивность в эмоциональном контакте с близкими. Родителям трудно просто успокоить ребенка, сняв его испуг своей положительной оценкой; неприятное переживание остаётся для него значимым. Помощь происходит, прежде всего, за счёт введения травмирующей ситуации в целостный контекст жизненного уклада, где она десенсибилизируется не только оценкой взрослого, но и обилием положительных переживаний, привычных удовольствий, уюта, достижений ребёнка. Постепенно ребёнок становится способным вместе со взрослым пережить отдельное тревожащее его дискомфортное состояние, проговаривая происходящее, помечая его, отграничивая от себя и, тем самым, подтверждая свою защищённость: «бабушка, ста-а-ренькая», «у дяди ножка больная», «сейчас вся грязная водичка убежит». Введённые в более широкий смысловой контекст, негативные эмоциональные состояния перестают быть травмирующими. Ребёнок стремится утвердить и закрепить переживания собственной безопасности, именно поэтому он с готовностью откликается на утешения мамы в ситуациях, когда сам падает или ударяется («Чуть не упал», «Подули - всё прошло»). 

Таким образом, с помощью взрослого складываются привычные ритуалы защиты от угрожающих ситуаций, (подуть, потрогать пальчиком, если опасается что горячо). Другим способом организации эмоциональных состояний ребёнка, и являются детские книги, первые сказки. Переживая вместе со взрослым непродолжительные моменты остроты, приключения и обязательной победы над опасностью, малыш получает определённую закалку. Так же, как и остальные поведенческие проблемы, страхи и тревога у аутичных детей проявляются с различной интенсивностью в разных группах. В поведении детей первой группы иногда достаточно трудно распознать признаки испуга. Часто родители таких детей уверены, что они ничего не боятся, не видят реальной опасности, поэтому мы чаще видим ребёнка спокойным. Ребёнок второй группы практически постоянно пребывает в состоянии страха. Это отражается в его внешнем облике: в напряжённой моторике, застывшей мимике лица (часто искажённого гримасой ужаса, отчаяния), крике. В поведении это состояние проявляется в обилии ожесточённых двигательных разрядов, физической агрессии и самоагрессии. У детей третьей группы страхи лежат на поверхности. 

Такой ребёнок постоянно говорит о них, включает их в свои вербальные фантазии. Однако близкие ребёнка часто не предполагают, что его странные интересы, увлечения тесно связаны с переживаемым им страхом. Дети четвёртой группы пугливы, неуверенны в себе. В наибольшей степени для них характерна генерализованная тревога, особенно возрастающая в новых ситуациях. Нарастание тревоги обычно выражается в появлении двигательного беспокойства, суетливости, или, наоборот, чрезмерной скованности, возникновения навязчивых движений (мигания, гримас). Поскольку такой ребёнок сверх привязан к матери, он легко заражается её тревогой. Часто, таким образом, возникает и закрепляется опасение за состояние здоровья своего и близких. В старшем возрасте подобные переживания ребёнка порождают чаще вербальную самоагрессию, которая мучительна для ребёнка и его близких, но реально менее опасна. Однако возникают другие проблемы, которые отражают его неадаптированность в среде сверстников и могут стать причиной достаточно опасных поступков. Это, с одной стороны, крайняя доверчивость, социальная наивность такого ребенка, когда он не понимает, что над ним издеваются, и может сделать какой-то неразумный поступок, потому что его об этом попросили. С другой стороны, формирование у такого ребенка механизма преодоления страхов, экспансии (а наличие этого механизма как раз является признаком продуктивности коррекционной работы и создает основу для дальнейшего развития) может сопровождаться желанием перепроверить, испытать свои возможности в реально опасной ситуации, поэтому здесь нужна постоянная профилактическая работа по обучению наиболее правильным способам поведения в различных ситуациях, по формированию более адекватной самооценки.

Особенно эффективным является рассказывание и прорисовывание историй про самого ребенка, наполненных реальными подробностями его жизни, в которых он представляется «помощником», «совсем большим мальчиком», «защитником» и т.п. Через них можно приблизиться и к более острым для ребенка психотравмирующим ситуациям из его личного опыта. На определенном этапе этой коррекционной работы, когда ребенок обладает запасом историй про себя, он может принять формулировку, которую использует самостоятельно для преодоления страхов: «Когда я был маленький, я боялся…». Таким образом, повышая тонус ребенка, осторожно стимулируя его влечения, удерживая их в рамках социально приемлемых форм экспансии, мы обучаем его преодолению страха.

Библиографический список
1. Никольская О.С., Баенская Е.Р., Либлинг М.М. Аутичный ребенок. Пути помощи. М.: Теревинф, 1997.
2. Баенская Е.Р., Гусева И.Е. Страхи у детей с аутизмом // Воспитание и обучение детей с нарушениями развития. - № 7. – 2013, с. 26.
3. Гиппенрейтер Ю.Б. Общаться с ребенком. Как? М.: Астрель, 2006.
4. Баенская Е.Р., Либлинг М.М. Психологическая помощь при нарушениях раннего эмоционального развития. М.: Экзамен, 2004.

Альчина Люция Муратовна18.01.2014 9540 Из опыта работы
Всего комментариев: 0
avatar