РАЗРАБОТКИ

Другие модули


Субстантивная форма причастий в русском и калмыцком языках

Субстантивная форма причастий в русском и калмыцком языках

Причастие, как известно, особая форма глагола, которая объединяет в себе признаки как глагола, так и имени прилагательного. Иначе говоря, причастие имеет двойственный характер, объединяя в себе как глагольный категориальный признак – предикативность, так и адъективный категориальный признак – атрибутивность, выполняя в речи роль процессного определения. В то же время атрибутивность способствует тому, что причастия, подобно именам прилагательным могут субстантивироваться и выполнять в речи те функции, которые присущи именам существительным, т.е. выражать субъект и объект действия, обстоятельство и предикат.

Субстантивация причастий в калмыцком языке до сих пор еще не была объектом специального исследования.
Субстантивация в русском языке в целом изучена достаточно обстоятельно: определены и охарактеризованы основные лексические и грамматические черты. В русском языке субстантивация считается особым и довольно продуктивным способом образования имен существительных, главным образом от прилагательных и причастий.
При изучении субстантивации мы считаем нужным отметить следующее.

В лингвистической литературе встречается два различных взгляда по вопросу о том, как происходит субстантивация в русском языке. Согласно первой точке зрения субстантивация причастия предполагает предварительную его адъективацию. То есть, процесс идет по схеме: причастие - прилагательное (адъективированное причастие)  существительное (субстантивированное прилагательное). С.И.Абакумов, сторонник этой точки зрения, касаясь рассматриваемого вопроса, отмечал: "Процесс субстантивации причастий предполагает обычно их предварительную адъективацию, т.е. переход в прилагательные" [Абакумов, 1942, с.80].

Есть субстантивированные причастия, которые употребляются в качестве прилагательных, действительно адъективированные предварительно. Действие признака становится постоянным, характерным признаком предмета, а затем может заменить и сам предмет (речь, разумеется, идет о словах-названиях). Но есть причастия, которые перешли в класс существительных непосредственно, без "помощи" адъективации. Причем такая субстантивация причастий считается более распространенным способом словообразования, чем опосредованная. И большинство отечественных лингвистов являются сторонниками именно этой точки зрения.

Несмотря на то, что субстантивацией причастий интересовались многие известные лингвисты: Ф.И.Буслаев, А.А.Потебня, А.А.Шахматов, В.В.Виноградов, А.М.Пешковский - эта область до сих пор остается менее изученной, чем адъективация.
Субстантивация в русском языке может быть различной степени: полная субстантивация, неполная, окказиональная. В силу того, что данная проблема является объектом отдельного исследования, ограничимся краткой характеристикой типов субстантивации.

О полной субстантивации говорим, когда субстантиватор употребляется только в качестве существительного, например: сказуемое, вычитаемое, подлежащее, поверенный, ведущий, ведомый.

При неполной субстантивации слово употребляется и в качестве существительного, и в качестве причастия, например: заведующий, мороженое, управляющий.

Окказиональная субстантивация. В этом случае слово употребляется в качестве существительного только в конкретной ситуации и в конкретном контексте. Например: Проверяющие отметили хорошую подготовку к зиме.
В калмыцком языке причастия почти всех морфологических типов субстантивируются, кроме причастия возможности на -мар, и страдательного причастия на -ата. Причастия же настоящего времени на -а и будущего времени на –х субстантивируются достаточно регулярно. Однократное причастие на - гч, субстантивируясь, участвует в процессе терминотворчества (напр. орлгч нерн - местоимение), многократное на -дг и постоянное на -ач также регулярно субстантивируются. Эти причастия вместе с так называемыми временными - прошедшего времени на -сн и будущего времени на -х образуют так называемый тип полной субстантивации.

Кроме этого, в калмыцком языке также выделяется окказиональная субстантивация, позволяющая причастию в предложении в зависимости от контекста вести себя как имя, получать падежные окончания, показатели числа и личной принадлежности и употребляться в функции подлежащего, дополнения и обстоятельства. При окказиональной субстантивации в роли субстантиваторов выступают частицы личного притяжания, из них чаще всего частица 3 лица –нь, а также возвратная частица -ан Примеры: Даархинь чигн үзәд, көрхинь чигн үзэд – Видел и морози холод; Хур ордган уурв - Дождь перестал.

Надо отметить, что спецификой калмыцкого языка в отличие от русского является то, что в калмыцком языке есть категория принадлежности, отсутствующая в русском. Грамматические показатели категории принадлежности могут присоединяться как к глагольным, так и к именным основам. Однако, если к основе неличных форм глагола с аффиксом принадлежности присоединяются падежные аффиксы, то она выступает, как правило, в качестве существительного или субстантивированного слова. Такое явление вполне можно отнести к причастиям, представляющим одну из неличных форм глагола. В этом, на наш взгляд, специфика субстантивации причастий калмыцкого языка, например: Танад ирснь  Бадмин ах - Приехавший к вам  брат Бадмы [Грамматика калмыцкого языка, 1983, с.95].
Конечно, данная классификация условна, но тем не менее отражает тип субстантивации, которые имеют место как в русском, так и калмыцком языках.

По мнению В.В.Лопатина [с.229-230]., в русском языке субстантивированные причастия образуют два продуктивных словообразовательных типа существительных

I. Тип субстантиваторов мужского рода со значением лица, характеризующегося отношением к действию.

а) название лица по действию, производимому им в настоящем времени или постоянно, например: командующий, нападающий, отстающие;
б) название лица по его действию в прошлом, например: пострадавший, провинившийся;
в) название лица, подвергающегося какому-либо действию, например: обвиняемый, подозреваемый и т.д.

II. Тип субстантиваторов среднего рода со значением обобщенной субстанции, характеризующейся отношением к действию.

В.В.Лопатиным [с.210] существительные женского рода со значением лица, имеющие основу причастия в русском языке, специально не рассматриваются, поскольку, согласно этой точке зрения, они принадлежат к типу нулевой аффиксации.
Тем не менее, в русском языке есть субстантивированные причастия, обозначающие лиц как мужского, так и женского пола. Например: заведующий-заведующая, управляющий-управляющая, служащий-служащая и т.д.
В то же время встречаются субстантивированные причастия, имеющие только мужской род (выпускающий, командующий, мобилизованный, разводящий, разжалованный и т.д.) [Там же, с.212]. А субстантиваторы второго типа (по В.В.Лопатину) преимущественно употребляются в среднем роде.

Если в русском языке типология субстантивированных причастий в определенной мере связана с категорией рода, то в бурятском языке ее нет. Следовательно, основой сравнительно-типологического анализа должны выступать другие лексико-грамматические признаки.

В современном калмыцком языке встречаются субстантиваторы различных степеней.

  1. На наш взгляд, большей регулярностью по типу "полная субстантивация" обладают видовые причастия, из которых самыми продуктивными в этом плане являются причастия однократное на -гч и постоянное на - ач.
  2. Все остальные причастия калмыцкого языка субстантивируются окказионально. Причастия возможности на -мар и страдательное на –ата имеют окказиональную субстантивацию, присоединяя к себе лишь лично-притяжательные частицы. В русском языке в роли подлежащего и дополнения обычно употребляются субстантивированные причастия. Например: На том берегу находились желающие переехать. Нельзя возвратить сделанное.

На основании проведенного нами анализа можно сделать вывод о том, что в синтаксическом отношении между калмыцкими и русскими причастиями есть существенное сходство. Основными синтаксическими функциями причастий в простом предложении двух языков являются функции определения и сказуемого. И это не случайно. В этом проявляется грамматическая суть причастия, его причастность и к прилагательному, и к глаголу.

В остальных же случаях

  • в роли подлежащего, дополнения, обстоятельства
  • причастия в обоих сравниваемых языках выступают в субстантивированной форме.

Не претендуя на исчерпаемость вопроса о субстантивации, понимая, что данная проблема в языке - объект специального исследования, мы ограничились нашими наблюдениями. Эту проблему мы вынуждены затрагивать в связи с описанием нами так называемой "несобственно" причастной функции, когда причастие начинает указывать не на признак, а на носителя признака и объект действия.

ЛИТЕРАТУРА

  • Абакумов С.И. Современный русский литературный язык. М., 1942
  • Буслаев Ф.И. Историческая грамматика русского языка. М., 1959
  • Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. М., 1947
  • Грамматика калмыцкого языка, 1983
  • Лопатин В.В. Субстантивация как способ словообразования в современном русском языке//Русский язык. Грамматические исследования. М., 1967
  • Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. Изд. 7-е. М., 1956
  • Потебня А.А. Из записок по русской грамматике. М., 1958
  • Шахматов А.А. Синтаксис русского языка. Л., 1941
Мучаева Кермен Владимировна16.05.2014 10520 Из опыта работы
Всего комментариев: 0
avatar