РАЗРАБОТКИ

Другие модули


Аспекты анализа художественного текста на уроках литературы в 9-м классе по рассказу И. Бунина «Антоновские яблоки»

Аспекты анализа художественного текста на уроках литературы в 9-м классе по рассказу И. Бунина «Антоновские яблоки»

Автор: Платонова Любовь Александровна

В этой работе мне бы хотелось затронуть некоторые аспекты анализа художественного текста на уроках литературы. Именно анализ текста и способствует выявлению наличия в нем всех тех трех видов информации, о которых говорил в своих работах известный филолог И.Р. Гальперин: содержательно-фактуальной, содержательно-подтекстовой, содержательно-концептуальной.

Содержательно-фактуальная информация – поверхностный слой текста, она представляет собой усвоение конкретных фактов сюжета, фабулы произведения.
Содержательно-концептуальная информация может предстать перед нами, если мы детально проанализируем все составляющие текста, в том числе и намерения автора, его цель написания данного конкретного художественного произведения, а кроме того и то, насколько это ему удалось.

Выявление же содержательно-подтекстовой информации является, пожалуй, наиболее сложной частью анализа и осознается чаще всего как эмоциональное настроение, как образно-ассоциативное поле.

Вот на аспектах выявления всех этих видов информации в рассказе И. Бунина «Антоновские яблоки» хотелось бы остановится подробнее.
«Антоновские яблоки», написанные в 1900 году, являются одним из самых известных, главным, «фирменным» произведением Бунина-прозаика.

Если бунинская лирика тяготеет к прозе, то его эпические произведения, повести и рассказы, напротив, стремятся к поэтическому звучанию. Фабула и персонажи в них часто подчинены эмоции, настроению, звуку. Один из современников И. Бунина, С.А. Венгеров, использовал для обозначения бунинских рассказов тургеневское жанровое определение: стихотворения в прозе.

Некоторые литературоведы называют такое явление в художественной литературе особым термином «стихопроза». Пожалуй, именно таким необычным термином можно определить и родовую принадлежность рассказа И. Бунина «Антоновские яблоки», представляющего собой восторженную и вместе с тем грустную эпитафию русской дворянской усадьбе.

Рассказ обусловлен, в первую очередь, наличием лирического сюжета, иногда вплоть до почти полного отсутствия событийности. Фабульную канву составляет «поток сознания» безымянного повествователя, складывающийся из фрагментов воспоминаний, переживаний, ощущений, ассоциаций. Здесь для Бунина важен особый элегический настрой, поэтическое видение мира.

Разве не печально наблюдать, как все дорогое тебе с детства безвозвратно уходит в прошлое? Для наследника дворянской литературы И. Бунина, гордящегося своей родословной, таковой была усадебная Россия, весь уклад помещичьей жизни, тесно связанный с природой, с земледелием, родовыми обычаями и жизнью крестьян. И на все это в начале двадцатого века уже лег отблеск последней зари.

Память художника оживляет картины прошлого, он словно видит красочные сны о былом.
Увядание дворянских усадеб ассоциировалось у Бунина с осенним пейзажем.

«На ранней заре, когда еще кричат петухи, … распахнешь, бывало, окно в прохладный сад, наполненный лиловатым туманом, сквозь который блестит кое-где утреннее солнце, и не утерпишь – велишь поскорее заседлывать лошадь… Мелкая листва почти вся облетела с прибрежных лозин, и сучья сквозят на бирюзовом небе. Осень – пора престольных праздников…»

Этот рассказ очень важен для понимания бунинского творчества. С огромной художественной силой запечатлен образ родной земли, ее богатство и непритязательная красота. Писатель зовет нас не растерять того, что достойно памяти, что прекрасно и вечно.

Для детального воссоздания атмосферы ранней погожей осени в яблоневом саду И. Бунин широко использует целые ряды художественных определений: «Помню раннее, свежее тихое утро… Помню большой, весь золотой, подсохший и поредевший сад, помню кленовые аллеи, тонкий аромат опавшей листвы…»

А вот и самое начало рассказа «… Вспоминается мне ранняя погожая осень». Рассказ начинается с многоточия, словно после вздоха, как продолжение только что прерванного разговора. Повествование движется от ранней погожей осени к зиме, меняются жанровые картинки, создающие целостный образ дворянской жизни за целый век.

Было время, когда в дворянских усадьбах кипела жизнь, со смехом и азартом убирали яблоки и хлеб. «Ядреная антоновка к веселому году, если антоновка уродилась, значит, и хлеб уродился». (Гл. 2) Плодородная осень, по Бунину, время шумной, веселой торговли и тихих ночей, время, когда повествователь был юношей-барчуком и с надеждой смотрел в будущее: «Как холодно, росисто и как хорошо жить на свете!». (Гл. 1)

Перед читателями проходит целый мир прошлого, нарисованный то с яркой сочностью «… прохладную тишину утра нарушает только сытое квохтанье дроздов на коралловых рябинах в чаще сада, голоса да гулкий стук ссыпаемых в меры и кадушки яблок. Всюду сильно пахнет яблоками…», то в акварельной тающей дымке «… темнеет. И вот еще запах: в саду – костер, и крепко тянет душистым дымом вишневых сучьев. В темноте, в глубине сада – сказочная картина: точно в уголке ада, пылает около шалаша багровое пламя, окруженное мраком, и чьи-то черные силуэты двигаются вокруг костра…».

Нельзя не отметить, что Бунину очень дорог и национальный колорит. Теплые движения сердца, горделивое любование окружающим миром, населяющими его людьми, характерно для описания садовой ярмарки. Чего стоит только одна важная, как холмогорская корова, молодая старостиха или картавый, шустрый полуидиот, играющий на тульской гармонике. Конечно, в рассказе проявляется и характерная для писателя идеализация образа народа. Особенно близок он автору в праздничные дни, когда все прибраны и довольны. Через диалоги передает Бунин свое восхищение укладом простой деревенской жизни. Автор поэтизирует обыденные ценности: работу на земле, чистую рубаху и обед с горячей бараниной на деревянных тарелках.

Но все-таки главное в этом рассказе – элегические нотки в описании дворянских усадеб. «Войдешь в дом и прежде всего услышишь запах яблок, а потом уже другие: старой мебели красного дерева, сушеного липового цвета, который с июня лежит на окнах. Всюду тишина и чистота, хотя, кажется, кресла, столы с инкрустациями и зеркала в узеньких и витых золотых рамах никогда не трогались с места… Окна в сад подняты, и оттуда веет бодрой осенней прохладой».
Следует отметить во время анализа рассказа, какое большое внимание уделяет Бунин описанию охоты, отмечая, что именно она поддерживала угасающий дух помещиков. Дворянская охота описывается как настоящий театральный спектакль со своими героями, такими, например, как Арсений Семеныч. «И вот я вижу себя в усадьбе Арсения Семеныча, в большом доме, в зале, полной солнца и дыма от трубок и папирос. Арсений Семеныч, вышедший из кабинета с арапником и револьвером, внезапно оглушает залу выстрелом… Он высок ростом, худощав, но широкоплеч и строен, а лицом – красавец цыган. Глаза у него блестят дико, он очень ловок, в шелковой малиновой рубахе, бархатных шароварах и длинных сапогах».

Для героев рассказа охота, это следует отметить особо, - игра, воссоздание иллюзии существования былого помещичьего великолепия. «… Уже совсем в темноте, вваливается ватага охотников в усадьбу какого-нибудь почти незнакомого холостяка-помещика и наполняет шумом весь двор усадьбы, которая озаряется фонарями, свечами и лампами, вынесенными навстречу гостям из дому… Случалось, что у такого гостеприимного соседа охота жила по нескольку дней».

Анализируя рассказ, необходимо особо обратить внимание на особенности композиции. В нем нет традиционной фабулы, отсутствует закрученная интрига. Рассказ построен как мозаика разнородных впечатлений, воспоминаний автора, лирических откровений и философских раздумий. Здесь следует подобрать и воспроизвести различные цитаты из текста.

Впечатления от охоты: «Едешь на злом, сильном и приземистом «киргизе» крепко сдерживая его поводьями, и чувствуешь себя слитым с ним почти воедино».
Воспоминания автора: «Вот я вижу себя снова в деревне, глубокой осенью. Дни стоят синеватые, пасмурные. Утром я сажусь в седло и с одной собакой, с ружьем и с рогом уезжаю в поле. Ветер звенит и гудит в дуло ружья, ветер крепко дует навстречу… Целый день я скитаюсь по пустым равнинам… Голодный и прозябший, возвращаюсь я к сумеркам в усадьбу, и на душе становится так тепло и отрадно…».

Лирические откровения: «Когда случалось проспать охоту, отдых был особенно приятен. Проснешься и долго лежишь в постели. Во всем доме – тишина. Впереди – целый день покоя в безмолвной уже по-зимнему усадьбе… Потом примешься за книги… Кукушка выскакивает из часов и насмешливо-грустно кукует над тобой в пустом доме. И понемногу в сердце начинает закрадываться сладкая и странная тоска…»

Философские раздумья: «Запах антоновских яблок исчезает из помещичьих усадеб. Эти дни были так недавно, а меж тем мне кажется, что с тех пор прошло чуть не целое столетие. Перемерли старики, застрелился Арсений Семеныч… Наступает царство мелкопоместных, обедневших до нищенства. Но хороша и эта нищенская мелкопоместная жизнь!»

Используя прием обращения к памяти персонажа как к внутреннему пространству для развертывания событий, автор ярко воссоздает картину русской стародворянской жизни. Время действия – ранняя и поздняя осень.

Нельзя не заметить и необходимо обратить на это внимание учащихся, анализируя рассказ, что чередование глав связано с календарными изменениями.
Глава первая, август – ранняя погожая осень, суета в саду во время сбора урожая. Глава вторая, сентябрь – описание урожайного года, тишина в саду после сбора плодов. Глава третья, октябрь – воспоминания о дворянской охоте в самый разгар осени, рассказ о дворянской усадьбе, о буре в саду. Глава четвертая, ноябрь – воспоминания о глубокой осени. Впереди зима. Описание наполовину вырубленного обнаженного сада.

Равно также, как изменяется сад, изменения происходят и в главном лирическом герое. Надо отметить, что он не персонифицирован, облик его изображен эскизно, но этот духовный облик представлен очень ярко. Это мечтатель, поэтически тонко чувствующий человек, патриот своей Родины. И как проходят по главам изменения в саду, так же последовательно изменяются и возраст, и взгляды лирического героя на мир. Вначале он ребенок, потом подросток, затем юноша, и наконец, зрелый человек. В третьей и четвертой главах особенно чувствуется убывание светлых тонов, утверждаются темные, мрачноватые, тоскливые тона: «синеватые, пасмурные дни; грустно умирают сумерки». Не только ветшает поместье, но и человек движется к своей осенней, зимней поре.

Нет, не случайно финал рассказа приурочен к зиме: «Скоро-скоро забелеют поля, скоро покроет их зазимок…». В отличие от символа у символистов, бунинская символика ненавязчива, почти незаметна. Однако и во времени года, и в заключительных эпитетах «грустная, безнадежная удаль» есть отчетливый символический намек. Дворянская культура, наследником которой чувствует себя повествователь, - уже в прошлом.

В процессе урока надо акцентировать внимание на основные абстрактные образы рассказа: Родина, детство, любовь, природа. Этот рассказ Бунина можно назвать, кроме того, «душистым» рассказом. Запахи помогают воспроизвести яркие картины природы. Каковы же они? Ржаной запах соломы, аромат опавшей листвы, запах вишневых сучьев, крепкий запах грибной сырости, запах сушеных липовых цветов, запах антоновских яблок, меда и осенней свежести.

Запах антоновских яблок – рефрен всего рассказа, часто повторяющаяся деталь. Почему именно антоновские яблоки и их запах художник избрал символом уходящего родного быта? Антоновка – старинный русский сорт зимних яблок, искони любимых народом. Часто эти яблоки в народе называли «духовыми». Выходец из орловской губернии, Бунин прекрасно знал, что антоновские яблоки – одна из примет русской осени, которую он так поэтически описал в своем рассказе.

Очень важны в бунинском рассказе не только запахи, но и звуки. Звук «Антоновских яблок» - светлая печаль. Рассказ часто называли элегией в прозе.
Необходимо отметить, что имеет смысл использовать при анализе рассказа различные лексические модели: ностальгия по угасающим дворянским гнездам; элегия расставания с прошлым; картины патриархального быта; поэтизация старины; апофеоз старой России; увядание, запустение усадебной жизни; грустный лиризм рассказа. Необходимо хотя бы частично, объясняя эти модели, стараться ввести их в лексику учащихся.

Подводя итог вышеизложенному, следует сказать, что если первый слой содержательно-фактуальной информации не вызывает особенных вопросов, то содержательно-концептуальная информация нами подробно рассмотрена и предстает как уже упомянутая грустная и восторженная эпитафия русской дворянской усадьбе, ее закономерный эпилог. Усадебный хронотоп Пушкина, Тургенева, Фета – уже в прошлом. Через три года в пьесе Чехова начнут рубить вишневый сад и раздастся звук лопнувшей струны, звук неизбывной печали. А в «Темных аллеях» Бунин будет писать это прошлое уже по памяти, как затонувшую Атлантиду.

Третий слой информации, содержательно-подтекстовый – это желание самого И. Бунина запомнить и удержать навечно в сердце все то, что, по его мнению, достойно памяти – светлое, доброе, самобытное, исконно русское, навек запомнить и унести с собой эти «красочные сны о былом». Именно это И. Бунин хотел донести до своего читателя и надо отметить, что выполнил свою задачу мастерски. Его рассказ дорог нам тем, что учит любить Россию так же сильно, как любил ее великий русский писатель.

Литература.

  1. И. Бунин. Антоновские яблоки.
  2. Е.В. Секачева, С.В. Смоличева. Русская литература. Новая популярная энциклопедия. М., 2001.
  3. Н.А. Родионова, А.В. Синицкая. Формирование универсальных учебных действий на уроках русского языка и литературы. Самара, 2014.
  4. Энциклопедия литературных героев. Русская литература XX века. Книга 1. М., 1998.
  5. Русские писатели 20 века. Биографический словарь. М., 2000.
Платонова Любовь Александровна15.11.2015 9620 Из опыта работы
Всего комментариев: 0
avatar