РАЗРАБОТКИ

Другие модули


Понятие «рефлексия» в социальной философии

Понятие «рефлексия» в социальной философии

Формирование культурной традиции понятия «рефлексия». Культурную традицию формирования понятия «рефлексия» можно разделить на два периода, граница между которыми проходит в XVI веке.

I период включает античность и средние века. Именно в этот период была создана и сформировалась та техника мышления, которая привела в дальнейшем к расцвету философии и науки. В этот период формировалась натуралистическая позиция и естественнонаучное мышление.

Предпосылки рефлексии возникли в древнегреческой философии и проявляются в таких высказываниях: «Всему свое время» Питтака, «Наибольшее богатство – ничего не желать» Биаса, «Познай самого себя» Фалеса, «Ничего сверх меры» Хилона и Солона, «Наслаждения смертны, добродетели бессмертны» Периандра, «Я только знаю, что ничего не знаю» Сократа, фундаментальный рефлексивный принцип древних иудеев, индийских буддистов и китайских философов «Не делай другому то, чего не хотел бы себе, стань на его место, слейся с ним в великом духовном единении» и др.

Сократ в своей огромной духовной деятельности выдвинул на первый план задачу самопознания и тем самым одним из первых заговорил о рефлексии. Сократ стал заниматься развитием способности у граждан полиса к рефлексии, осуществляя процесс трансляции теоретического знания. Сократ, борясь с софистами, у которых истина оказалась забытой, стал восстанавливать в культурном пространстве полиса право философа знать и говорить истину. Истину нельзя перенять, ее надо в каждой конкретной ситуации открывать заново. Для этого нужно личностное самоопределение философа – суметь занять позицию чистого мышления по любому вопросу и вывести в эту позицию других, открывая им поверх пространства коммуникации совершенно другое пространство мышления.

У Платона и Аристотеля мышление и рефлексия толкуются как единство мыслимого и мысли.

В средние века, когда формировался естественнонаучный тип мышления, мыслители обращались к проблемам знака, значения, смысла, к проблемам деятельности. В этот период происходит индивидуализация и психологизация духа.

П. Абеляр стал родоначальником концептуализма, он пытался трактовать мышление и дух как субъективные, душевные явления, а знания – как заключенные в сознании и психике. В связи с проецированием мышления и духа в план души и индивидуального сознания проблемы рефлексии были перенесены из плана мышления и духа в план души и сознания как процесс. В античном и схоластическом мышлении использовались абстрактные мыслительные конструкции, апории и парадоксы, гипотезы, антиномии. На рубеже XI-XII вв. из «внешнего» плана для человека, из плана культуры, мышления и деятельности, из соотношения человека с внешним миром, рефлексия была перенесена в план сознания и психики, в план души.

Разрабатывая свое учение об ученом незнании, Н. Кузанский продолжить решать сложную задачу поиска единых оснований дальнейшего развития христианства и теологического знания, пригодного для воспроизводства целостного общества (разных сословий), способного познавать мир, природу, будучи объединенным в лоне католической веры.

Открытие новой онтологии было связано с новым пониманием Единого как бесконечного и беспредельного. На смену закона тождества Аристотеля Кузанский вводит принцип единства противоположностей. Единство противоположностей, в отличие от самотождественности, осуществляется в мышлении и ищется в мышлении, а не в объекте, не в материи. Здесь наступает переосмысление категорий и норм логической организации мышления, отождествление Единого с Бесконечным, и Кузанский выходит к построению совершенно нового предмета – идеальной действительности (у Платона – идеальные образы – эйдосы). Идеальная действительность становится новой объемлющей онтологией, позволяющей осуществлять переходы от одной предметной онтологии к другой. Теоретическое знание для Н. Кузанского во всех предметных формах должно было служить обожению человека через пробуждения в нем мышления. Ученое незнание – это знание о том, как мысленно работать с идеальной действительностью.

Главная особенность первого периода формирования рефлексии – субъект не вышел на первый план рассуждений, он и его душа не рассматривались при объяснении процессов мышления. Идеи, онтология, логика существовали вне человека. Это были проблемы духа, а не души. Существовала объективность в трактовке процессов и механизмов мышления, и не было представления о естественных процессах мышления.

II период в истории становления и развитии рефлексии – XVII-XIX вв. – этот период по многим очень важным параметрам человеческого мышления определяется как отстающий и «темный» в сравнении с периодом Средневековья. Период Возрождения был периодом своеобразного опрощения и вульгаризации мышления. Мыслители XVI-XVII вв. произвели упрощение мышления, созданного до них, приспособили его к нуждам примитивной инженерии и обслуживающего ее знания. Опыт был противопоставлен принципу чистой мысли. Новый способ мышления противопоставлялся схоластике и религии, природа была противопоставлена Богу. Смысл заключался в освобождении научного мышления и науки от надстройки теологии и схоластики, что помогало превратить научное мышление в науку. Раннее Возрождение совершило еще одну революцию в мышлении.

До этого считалось, что мир идей и мир представлений нельзя соотносить. Абстракции существовали сами по себе, а вещи – сами. Теперь эта стена между ними была сломана и была поставлена задача соотносить абстрактные конструкции с представлениями об объектах, достраивать и перестраивать абстрактные конструкции так, чтобы они соответствовали представлениям, рождающимся из опыта. Но новое содержание знания по-прежнему извлекалось из существовавших знаний и представлений, то есть из культурных знаний и смыслов.

Новое время произвело поворот к осуществлению рефлексии над знанием и способами его осуществления, над началами научного познания, а не познания вообще. Знание осознается как ценность.

Новаторство Г. Галилея заключалось во введении мыслительного эксперимента и проявляется в виде построения трех типов новых онтологий – предельной (вместо Аристотелевско-птолемеевской концепция Н. Коперника), предметной (новая онтология движения, новая физика) и объемлющей (гелиоцентрическая картина мира). Мыслительный эксперимент потому и оказывается у Галилея мыслительным, что осуществить его чувственно-естественно невозможно. Благодаря сближению всех трех онтологии в рамках одной мыслительно-экспериментальной конструкции возникает такое расширяющееся пространство, которое выстраивать и удерживать может только мышление.

Мыслительный эксперимент – это модель рефлексивного управления по отношению к тем каналам трансляции, которые сложились в эпоху Галилея. Чтобы занять управляющую позицию по отношению к ним, Галилей и сконструировал мыслительный эксперимент в качестве такого рефлексивно-организационного механизма, который позволяет управлять самим этим транслятивным пучком разных содержаний и фрагментов знаний.

Исходным пунктом в Новое время стал индивид, он имел опыт самосознания и рефлексивного анализа. Индивид имел прирожденную способность видеть и понимать предметы окружающего мира и одновременно мыслить и осознавать себя, мыслящего и воспринимающего окружающие предметы – именно этот процесс в своей одновременности был назван рефлексией – сознание двойственности производимой работы выступало как единственный непреложный и очевидный факт, подтверждающий существование рефлексии. Рефлексия выступала как особая способность человеческого сознания понимать собственное содержание, расчленять его и представлять части. Из данного поворота мысли рождается философская – как проблема разделения единого сознания на планы объективности и субъективности и психологическая – проблема механизмов рефлексивной работы – рефлексии. Ученые в своих работах XVI-XVII вв. разработали средства и методы конструирования научного мышления, но не характеристики самого познания, то есть техники мышления не были зафиксированы.

Р. Декарт задал естественный подход к пониманию процессов мышления, отождествил рефлексию со способностью индивида сосредоточиться на содержании своих мыслей, абстрагировавшись от всего внешнего, телесного.

Д. Локк разделил ощущения (внешний опыт) и рефлексию (внутренний опыт), трактуя последнюю как особый источник знания, как «наблюдение ума над своей собственной деятельностью». Для него внутренний опыт, в отличие от внешнего, основан на свидетельствах органов чувств. Д. Локк имел субъективистскую трактовку природы процессов мышления. Рефлексия есть наблюдение, которому ум подвергает свою деятельность, и способы ее проявления, вследствие чего в разуме возникают идеи этой деятельности.

У Лейбница, как и Д. Локка, рефлексия начинает трактоваться как сознавание сознания, или самопознание, как «поворот духа к “я”» и благодаря этому приобретает отчетливо психологическую окраску.

В эпоху Просвещения центральной фигурой рефлексии становится человек, осуществляется рефлексия над представлениями человека о мире и его месте в этом мире, его истории.

Трактовка рефлексии Д. Локка и Лейбница стимулировала размышления И. Канта, закрепившего такую трактовку рефлексии. Вместе с тем понятие рефлексии приобрело у него гносеологическую и методологическую форму, которая сегодня наполняет ее содержание. И. Кант выделил и зафиксировал основной парадокс сознания, который заключается в следующем: рассматривая, как может образоваться математическое знание, он пришел к выводу, что никакой опыт не может дать основание для образования подобных знаний. Поэтому все понятия такого рода выступали как априорные формы нашего рассудка и разума.

И. Кант заявляет, что рефлексия не имеет дела с самими предметами, чтобы получать понятия прямо от них. Рефлексия есть такое состояние души, в котором мы пытаемся найти субъективные условия, при которых можем образовать понятия. Рефлексия есть осознание отношения данных представлений к различным нашим источникам познания. Только благодаря рефлексии отношение представлений к источникам познания может быть правильно определено. Все суждения и сравнения, считает И. Кант, нуждаются в рефлексии, т.е. в различении той познавательной способности, к которой принадлежат данные понятия. Он вводит понятие «трансцендентальная рефлексия»: «Действие, которым я связываю сравнение представлений вообще с познавательной способностью, производящей его, и которым я распознаю, сравниваются ли представления друг с другом как принадлежащие к чистому рассудку или к чувственному созерцанию, я называю трансцендентальной рефлексией».

И. Кант определяет разный уровень рефлексии. Первый уровень рефлексии у И. Канта – рефлексия тождественна критике разума. Такая критика ставит перед собой задачу выявить и отделить функции разума в познании от функций разума вне опыта и вне познания. Второй уровень рефлексии есть трансцендентальная философия – взаимоотношение чувственности и рассудка в познании – трансцендентальная дедукция категорий. Убеждение И. Канта в примате практического разума над теоретическим приводит его к формулированию главных целей философской рефлексии: определить сферу человеческого познания, выделить сферу морали, принципы которой уже не основываются на возможности опыта.

И.Г. Фихте назвал свою философию – Наукознание или Наукоучение. У И. Фихте рефлексия получила эпистемологический оттенок: рефлексия знания есть «наукоучение» и была поставлена в контекст процессов развертывания или развития «жизни», деятельности и мышлении – филиация идей. Он описывал не процесс познания, а устройство знания, осуществив тем самым переход от гносеологии к эпистемологии. Он отрицал само предположение, что человек получает представления и понятия из столкновения с объектами природы. Не столкновение человека с природой лежит в основе представления или понятия, а историческое развитие всей совокупности человеческого знания. Человек получает знание, трансформируя и развертывая уже имеющееся у него, а затем соотносит его с объектами, что является вторичным, играет негативную роль, знание не соответствует объектам, развитие знаний происходит из других знаний и по другим законам. Все проблемы познания и рефлексию И. Фихте перевел в план развития, а не функционирования, в ее познавательных функциях. Всякое знание возникает не из объекта, а в результате преобразования и трансформации других знаний. Рефлексия выступает как субъективно-деятельностный механизм исторического развития знания как механизм филиации идей или знаний. В лекциях «О назначении ученого» И. Фихте говорит о трансценденции как духовном акте, который обеспечивает смещение границы и тем самым развитие уже устоявшейся формы предметного знания, которая означает выход за рамки индивидуального сознания в «Яйность» при взаимодействиями с другими «Я», при занятии и последовательной реализации сословной позиции, когда ученый встает в позицию «учитель человеческого рода».

Гегель сделал попытку дать рефлексии имманентное определение в рамках общей картины функционирования и развития духа. После Гегеля понятие «рефлексия» стало и остается до сих пор одним из важнейших в обосновании философского анализа знания. Рефлексия у Гегеля как эквивалент отражения представляет собой в общем случае мысль о мысли. Для Гегеля не существует вопроса о том, откуда взялась способность, к рефлектированию. Наиболее совершенное определение рефлексия имеет в философии Гегеля: рефлексия есть чистое опосредствование вообще Рефлексия для него есть не что иное, как обращение сознания на себя самоё. В момент, когда агент пытается «отрефлектировать себя», «осознать себя» и т. п., он не идет к «себе», а исходит из себя. Рефлексия у Гегеля – это мысль о мысли, чистое опосредствование.

Главная особенность второго этапа формирования понятия «рефлексия» – субъективная трактовка процессов мышления, попытка представить эти процессы как естественные, подчиняющиеся натуральным законам.

Концепция рефлексии Г.П. Щедровицкого. Г.П. Щедровицкий определяет рефлексию, исходя из традиции, как некоторый смысл, фиксирующий опыт философского самосознания. Он также говорит о том, что «рефлексия – это какой-то очень важная функция и важный механизм, без которого не может быть понят ни один предмет из области гуманитарного изучения». Он противопоставляет широко распространенную наивно-онтологическую и натуралистическую концепцию рефлексии в виде некоторой объект-вещи, предмета практико-инженерной или мыслительно-теоретической деятельности, и культурно-историческое представление, которое начинает анализ не с вещей или предметов мысли, а с определенных смыслов и культурных значений. Такой взгляд исходит из того, что первым, с чем сталкивается человек в своем мышлении, являются значения, связанные со словами, те смыслы, которые эти слова приобретают в разных контекстах речи, или вещи и предметы мысли в своем объектном натуральном существованием являются определенным видом культурных значений. Рефлексия существует как некоторое культурное значение и как определенные смыслы, связанные с соответствующим словом. Именно такой подход может превратить рефлексию в предмет мысли и в вещь. Это необходимо для превращения рефлексии в предмет научно-исследовательской мысли, а затем в предмет практико-инженерной деятельности. Г.П. Щедровицкий определяет рефлексию как важнейший механизм человеческой социальной жизни во всех ее формах и проявлениях, и как источник и средство свободы человеческой личности, не смотря на то, что «рефлексия» – слово со смыслом, но без предмета и объекта, так как пока рефлексия не стала предметом специфической научно-исследовательской техники. Рефлексия для Г.П. Щедровицкого существует в деятельности, является особой структурой и особым механизмом в деятельности. Деятельность является объектом особого категориального типа, особым предметом мысли.

Г.П. Щедровицкий считает, что природа и механизм рефлексии определяются не процессами и механизмами сознания, а в первую очередь связью кооперации нескольких актов деятельности и лишь затем эта связь особым образом «отображается» в сознании. Чтобы понять фундаментальные моменты рефлексии, ее исходную природу, необходимо, прежде всего, постулировать, что это не работа сознания, не механизм расщепления сознания и не самосознание в классическом смысле. Это особая связь кооперации, связь нескольких первоначально независимых актов деятельности. Рефлексия есть акт деятельности по поводу связи или структуры общения между двумя, по крайней мере, индивидами. Рефлексия – это особого рода связь кооперации двух актов деятельности, в которой второй акт производится по поводу первого, достаточно сложного акта, включающего в свой состав коммуникацию, процессы понимания текста и процессы восстановления через текст и с помощью текста предметов мысли и деятельности. Понять текст – это значит воссоздать систему связей между текстом и чем-то другим. Рефлексия возникает потому, что люди, работая в сложных системах разделения деятельности и кооперации, имеют в этих системах деятельности отличающиеся позиции, но они должны общаться, коммуницировать, понимать друг друга и обмениваться своими разными смыслами. Процедура сведения разных смыслов к единому объектному полю, процедура нивелировки различий в позициях и точках зрения составляет важную часть рефлексии. Приведение смыслов к общему знаменателю может решаться разными способами: путем создания определенных логических правил; путем создания особой онтологии, задающей единый объект; путем особых структур рассуждения – это разные способы завершения рефлексии, но именно эти процедуры выражения смыслов через объекты, управления процессами смыслообразования путем включения в них определенных объектных представлений, составляют ядро и сущность рефлексии.

Г.П. Щедровицкий вводит понятие «рефлексивный выход» – новая позиция деятеля, характеризуемая относительно его прежней позиции: чтобы получить описание уже произведенных деятельностей, индивид должен выйти из своей прежней позиции деятеля и перейти в новую позицию – внешнюю как по отношению к прежним, уже выполненным деятельностям, так и по отношению к будущей, проектируемой деятельности. Это будет «рефлексивной позицией», а знания, вырабатываемые в ней, будут «рефлексивными знаниями», поскольку они берутся относительно знаний, выработанных в первой позиции. Рефлексия мышления, по Г.П. Щедровицкому, есть «мышление мышления», мышление без мышления мышления не существует и превращает мышление в бесплодное «думание».

Г. Щедровицкий считает, что природа и механизм рефлексии определяются не процессами и механизмами сознания. Это не работа сознания, не механизм расщепления сознания и не самосознание в классическом смысле, а это есть особая связь кооперации, или, другими словами, связь нескольких первоначально независимых актов деятельности.
Концепция рефлексии В.А. Лефевра. В. Лефевр предложил другую трактовку рефлексии и стал требовать переориентации работы ММК с теории деятельности на рефлексивное управление. Рефлексия В. Лефевра – рефлексия сознания. Г.П. Щедровицкий, анализируя различие в своих подходах к рефлексии и В. Лефевра, говорит, что В.А. Лефевр выделял в акте рефлексии момент появления на «табло сознания» индивида изображения его деятельности и «табло сознания», Г. Щедровицкий же выделял в акте рефлексии момент перехода от одного объекта – объекта деятельности индивида, принимающего сообщение, к другому объекту, объемлющему первый. Из этого вытекали разные представления о продуктах и результатах рефлексии и возможных линиях ее развития. У Г. Щедровицкого содержательный смысл рефлексии сводился к тому, что появлялись все более широкие системы объектов, объемлющие предшествующие системы, проблема рефлексии сводилась к проблеме организации онтологии, возникающей первоначально по принципу «матрешки». У В. Лефевра содержательный смысл рефлексии сводился к появлению в образе на табло сознания образа образа, потом образа образа образа, проблема рефлексии становилась проблемой логической и эпистемологической.

В. Лефевр, говоря о различиях в подходах его и Г. Щедровицкого к рефлексии, отмечает, что для него понятие рефлексии находится в принципиальной оппозиции к понятию деятельности. Этот момент был зафиксирован уже у И. Канта. Акт рефлексии в кантианском смысле – это обретение свободы. Поэтому понятие свободы необходимо для того, чтобы понять, что такое рефлексия. «Но когда Г.П.Щедровицкий рассматривал понятие рефлексии на разных этапах своей работы, он никогда не связывал его с понятием свободы. Перефразируя Архимеда, я мог бы сказать: дайте мне рефлексию – и я разрушу любую теорию, в том числе любую теорию деятельности. Акт рефлексии освобождает субъекта от всякой определенной операциональности. Когда я пользуюсь рефлексией, то могу следовать приемам и принципам теории деятельности, а могу не следовать им, могу их отбросить, преодолеть». Сегодня существует только один способ описания свободы – это описание ограничений, наложенных на нее. Необходимо научиться точно и четко регистрировать ограничения. Рефлексивные многочлены, которые ввел В. Лефевр, это один из способов регистрации ограничений. Смысл подобных многочленов может быть передан в высказываниях типа: перед X нет и не может быть картины, которая имеется перед Y. Другие многочлены имеют другое содержание, но тот же самый смысл – смысл ограничения. Ограничения могут фиксироваться в позитивной или негативной форме. Во всех случаях они остаются ограничениями. В. Лефевр вводит понятие «рефлексивный анализ» – это попытка зарегистрировать законы жизни подобных ограничений. Акт рефлексии – это изменение статуса свободы. Операторы осознания вводятся в основном для того, чтобы выделить те классы структур и такие типы актов рефлексии, при которых статус свободы оказывается неизменным. Именно поэтому наши многочлены позволяют исследовать, среди прочего, разные формы религиозного мышления. Конечно, эти законы в известном смысле идеализированы. При интерпретации наших схем на социальную реальность придется учитывать многие дополнительные процессы, которые никак не будут связаны с рефлексией. Но сами законы в очищенном виде выделить удалось.

Принципиальные различия в понимании рефлексии у Г. Щедровицкого и Лефевра сегодня могут быть проинтерпретированы и в контексте введенных В.С. Степиным этапов развития науки: классическая, неклассическая, постнеклассическая. Г.П. Щедровицкий был созвучен в большей степени с идеалами и нормами неклассической науки. Рефлексия в понимании Г. Щедровицкого связана, прежде всего, с осмыслением соотнесенности характеристик объекта с особенностями средств и операций деятельности, с преобразованием деятельности. В.А. Лефевр последовательно развивает представления о рефлексии, соответствующие идеалам постнеклассической науки. В центре его внимания оказывается рефлексия конкретных субъектов (индивидов, групп, организаций, государств и т.д.), в том числе, осмысление ценностно-целевых ориентаций субъектов в их соотнесении с социальными целями и ценностями»

В. Лепский называет следующие этапы развития теории рефлексии у В. Лефевра:

  1. показ человека, который проигрывает действие до его совершения, т.е. указывал на рефлексивность действия и его принципиальную субъективность;
  2. построение моделей субъекта, в рамках которых понятия, отражающие субъективный мир человека, могли бы приобрести ясный и о неоднозначный смысл.

В. Лефевр определяет рефлексию как способность встать в позицию «наблюдателя», «исследователя» или «контролера» по отношению к своему телу, своим действиям, своим мыслям. Он называет такое понимание рефлексии традиционным философско-психологическим и расширяет его, добавляя способность встать в позицию исследователя по отношению к другому «персонажу», его действиям и мыслям.

По сути теории В. Лефевра, ничего другого в сознании, кроме этических оснований поступков и принятия решений, не рефлексируется и рефлексии не поддается. В.Е. Лепский определяет понятие «рефлексия» в понимании Лефевра как способность некоторых систем строить модели себя и одновременно видеть себя строящими такие модели. В самом общем смысле рефлексия – это направленность человеческой души на самое себя (В.А. Лефевр).

В.А. Лефевр вводит понятия:

  • Рефлексивное управление – процесс передачи оснований для принятия решений одним из противников другому. В качестве объекта управленческой деятельности будет выступать не деятельность субъекта, а процесс взаимодействия субъектов, одним из которых проводится рефлексивное управление;
  • рефлексивная игра - где каждая из сторон стремится отразить и тем самым получить возможность перехитрить друг друга. Такое изображение конфликта, как интеллектуального взаимодействия сторон, является важным системным представлением конфликта; открывающим новые резервы и оптимизации решений, принимаемых в конфликтной ситуации…

В «Алгебре совести» В.А. Лефевр перешел от рефлексивного описания ситуации принятия решения c так или иначе вычислимыми полезностями альтернатив к рефлексивному описанию ситуации морального выбора между добром и злом. В.А. Лефевр показал, что для бескорыстного субъекта менее полезная альтернатива может играть роль позитивного полюса. Построив модель неадаптивного, альтруистического поведения, В.А. Лефевру удалось объяснить одну из самых драматических коллизий в истории человечества – коллизию между индивидуально оцениваемой пользой и социально оцениваемым добром.

И.Н. Семенов, анализируя вклад В. Лефевра в развитие понятия «рефлексия», отмечает, что в итоге многолетних разнообразных исследований в области общей, возрастной, социальной, педагогической, инженерной и патопсихологии В. Лефевр экспериментально дифференцировал рефлексию на такие ее виды, как интеллектуальная, личностная, диалогическая, коммуникативная, кооперативная, экзистенциальная, культуральная, духовная.

Итак, рефлексия это процесс представления действительности в сознании, и сознания, отражающего действительность в сознании; как действительность представлена в формах мышления (в 4 аспектах: к культу, техно, себе, коммуникации). Рефлексия является особой способностью человеческого сознания понимать собственное содержание, расчленять его и представлять части. Рефлексия – это некоторый смысл, фиксирующий опыт философского самосознания, важнейший механизм человеческой социальной жизни во всех ее формах и проявлениях, и как источник и средство свободы человеческой личности. Рефлексия есть акт деятельности по поводу связи или структуры общения между двумя, по крайней мере, индивидами. Рефлексия – это особого рода связь кооперации двух актов деятельности, в которой второй акт производится по поводу первого, достаточно сложного акта, включающего в свой состав коммуникацию, процессы понимания текста и процессы восстановления через текст и с помощью текста предметов мысли и деятельности. В центре его внимания оказывается рефлексия конкретных субъектов (индивидов, групп, организаций, государств и т.д.), в том числе, осмысление ценностно-целевых ориентаций субъектов в их соотнесении с социальными целями и ценностями. Понятие «рефлексия» наиболее плодотворно разрабатывается в конце ХХ века (60-90-е годы), когда это понятие становится самостоятельным объектом философии. На современном этапе осмысления этого понятия на первый план осмысления выходит необходимость разработок практики применения рефлексии для анализа исторического процесса и решения проблем современности.

  • См. Щедровицкий, Г.П. Рефлексия в деятельности. //Вопросы методологии. 1994. №№ 3-4. С. 54-120. 
  • См. Громыко, Н.В. Проблема трансляции теоретического знания в образовательной практике. М.: Пушкинский институт, 2009. – С. 90. 
  • См. Щедровицкий, Г.П. Рефлексия в деятельности. //Вопросы методологии. 1994. №№ 3-4. С. 81. 
  • См. Щедровицкий, Г.П. Рефлексия в деятельности. //Вопросы методологии. 1994. №№ 3-4. С. 85. 
  • См. Щедровицкий, Г.П. Рефлексия в деятельности. //Вопросы методологии. 1994. №№ 3-4. С. 89. 
  • См. Донских, О.А. Античная философия: Мифология в зеркале рефлексии. / А.Н. Кочергин, О. А. Донских. – М.: КРАСАНД, 2010. – С. 36. 
  • См. Громыко, Н.В. Проблема трансляции теоретического знания в образовательной практике. М.: Пушкинский институт, 2009. – С. 103-104.
  •  См. Щедровицкий, Г.П. Рефлексия в деятельности. //Вопросы методологии. 1994. №№ 3-4. С. 98. 
  • См. Кант, И. Критика чистого разума. / И. Кант. – М.: Эксмо, 2008. – С. 251. 
  • Кант, И. Критика чистого разума. / И. Кант. – М.: Эксмо, 2008. – С. 252. 
  • См. Фихте, И.Г. Несколько лекций о назначении ученого; Назначение человека; Основные черты современной эпохи: Сборник /И.Г. Фихте. – Минск: ООО «Попурри», 1998. – С. 45. 
  • См. Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук: В 3 т. Т. 3: Философия духа / Отв. ред. E. П. Ситковский. – М.: Мысль, 1977. — С. 315, 316. 3. Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук: В 3 т. Т. 1: Наука логики / Отв. ред. E. П. Ситковский. – М.: Мысль, 1974. С. 206 . 
  • Щедровицкий, Г.П. Рефлексия в деятельности. //Вопросы методологии. 1994. №№ 3-4. С. 76-120. 
  • См. Щедровицкий, Г.П. Рефлексия и Лефевр. Из доклада Г.П. Щедровицкого на семинаре ММК (1972 г.) и комментарий В.А. Лефевра. //Рефлексивные процессы и управление. 2006. № 1. С. 7. 
  • См. Щедровицкий, Г.П. Рефлексия в деятельности. //Вопросы методологии. 1994. №№ 3-4. С. 101. 
  • См. Щедровицкий, Г.П. Рефлексия в деятельности. //Вопросы методологии. 1994. №№ 3-4. С. 116. 
  • См. Щедровицкий, Г.П. Рефлексия в деятельности. //Вопросы методологии. 1994. №№ 3-4. С. 120. 
  • Щедровицкий, Г.П. Рефлексия и Лефевр. Из доклада Г.П. Щедровицкого на семинаре ММК (1972 г.) и комментарий В.А. Лефевра. //Рефлексивные процессы и управление. 2006. № 1. С. 9. 
  • Щедровицкий, Г.П. Рефлексия и Лефевр. Из доклада Г.П. Щедровицкого на семинаре ММК (1972 г.) и комментарий В.А. Лефевра. //Рефлексивные процессы и управление. 2006. № 1. С. 6. (С. 5-11.) 
  • Лефевр, В.А. Комментарий В.А. Лефевра к докладу Г.П. Щедровицкого. // Рефлексивные процессы и управление. 2006. № 1. С. 10. 
  • Лепский, В.Е. Лефевр и рефлексия. // Рефлексивные процессы и управление. 2006. № 1. С. 30. 
  • См. Лефевр, В.А. Рефлексия. [Текст] /В.А. Лефевр. М.: «Когито-Центр», 2003. – 496 с. 
  • См. Лепский, В.Е. Лефевр и рефлексия. // Рефлексивные процессы и управление. 2006. № 1. С. 29. 
  • См. Лефевр, В.А. Конфликтующие структуры. /В.А. Лефевр. / в кн. Рефлексия. М.: «Когито_Центр», 2003. – С.48. 
  • См. Смолян, Г.Л. Субъективные заметки к юбилею В.А. Лефевра /Г.Л. Смолян // Рефлексивные процессы и управление. 2006. № 1. С. 19. 
  • См. Лефевр, В.А. Алгебра конфликта. /В. А. Лефевр, Г. Л. Смолян. М.: ИЗДАТЕЛЬСТВО «ЗНАНИЕ», 1968. – 53 с. 
  • См. Семенов, И.Н. Роль творческой индивидуальности В.А. Лефевра в научном изучении рефлексии и становлении рефлексивной психологии // Рефлексивные процессы и управление. 2006. № 1. С. 48.
Всего комментариев: 0
Если Вы хотите оставить комментарий к этому материалу, то рекомендуем Вам зарегистрироваться на нашем сайте или войти на портал как зарегистрированный пользователь.
Маркер СМИ

© 2007 - 2017 Сообщество учителей-предметников "Учительский портал"
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-64383 выдано 31.12.2015 г. Роскомнадзором.
Территория распространения: Российская Федерация, зарубежные страны.
Адрес редакции: 352192, г. Гулькевичи, ул. Ленинградская 34-19
Учредитель: Никитенко Евгений Игоревич
Контакты: info@uchportal.ru


Использование материалов сайта возможно только с разрешения администрации портала.

Ответственность за разрешение любых спорных вопросов, касающихся опубликованных материалов и их содержания, берут на себя пользователи, разместившие материал на сайте.
Администрация портала готова оказать поддержку в решении любых вопросов, связанных с работой и содержанием сайта.