РАЗРАБОТКИ

Другие модули


Эффективность игровых практик в формировании социально-активной личности

Эффективность игровых практик в формировании социально-активной личности

Автор: Мусина Юлия Ревенеровна

«Весь мир театр и люди в нем актеры»
В. Шекспир

Человечество активно использует и создает для себя различные игры: военные, спортивные, театральные, политические. Игра может быть глобальной, ее элементы могут быть представлены в значимых для человеческой психики и сознания формах, а может носить локальный местный характер. В своих работах С.

Миллер определяет игру – как сложносоставной механизм, любой элемент которой может быть использован как инструмент обучения социальной роли или исполнения социальной функции .

Большая советская энциклопедия определяет игру, как вид непродуктивной деятельности, где мотив лежит не в результате её, а в самом процессе .
Общественные науки определяют игру как деятельность, направленную на удовлетворение потребностей в развлечении, удовольствии, снятия напряжения, а также на развитие определенных навыков и умений. Игра – форма свободного самовыражения человека, не связанная с достижением утилитарной цели, доставляющая радость сама по себе .

Психология развития раскрывает игру, как деятельность ребенка в условных ситуациях, моделирующих реальные . В игре, как особом исторически возникшем виде общественной практики, воспроизводятся нормы человеческой жизни и деятельности, овладение которыми обеспечивает приобщение к культуре, познание предметной и социальной действительности, интеллектуальное, профессиональное, эмоционально-волевое и нравственное становление и развитие личности.

Таким образом, игра направлена на воссоздание и усвоение общественного опыта.

С точки зрения современной философии игра – разновидность физической и интеллектуальной деятельности, лишенная прямой практической целесообразности и представляющая индивиду возможность самореализации, выходящей за рамки его актуальных социальных ролей.

Прежде чем говорить об игре в нынешней социальной реальности, нужно сделать экскурс в историю изучения игры. В биологическом контексте игра рассматривалась Г. Спенсером и В. Вундтом, в теории упражнения у К. Грооса, также у В. Штерна, К. Бюллера. В психоаналитической теории игру изучали 3. Фрейд, Ф. Бойтендайк, Ж. Пиаже, Э. Берн. Психологии игры посвящены исследования Л. С. Выготского, П. П. Блонского, Д. Н. Узнадзе, Д. Б. Эльконина. Однако наиболее интересными представляются исследования и идеи, связанные с игрой в философии, культурологи и эстетике.

Например, Шлейермахер рассматривал игру как одну из форм нравственности, тесно связанную с искусством и дружбой, как сферу «свободного общения», где человек имеет возможность оптимально реализовать свою индивидуальность .

В свою очередь Ф. Шиллер, оттолкнувшись от идей Канта об игровой сущности эстетического суждения, создал полномасштабную концепцию взаимосвязи культурного пространства и игры . По мнению Ф. Шиллера, из «рабства зверского состояния» человек выходит только с помощью эстетического опыта, когда у него развиваются способность наслаждаться искусством («видимостью») и «склонность к украшениям и играм». Побуждение к игре – самое высокое – «дает человеку свободу как в физическом, так и в моральном отношении» .

Г. Маркузе склонен считать, что культура станет игровой и свободной только в будущем, когда общество перестанет быть «репрессивным» , Э. Финк видит в игре одну из базисных характеристик человеческого существования – наряду с трудом, властью, смертью и любовью , Ортега-и-Гассет подчеркивает игровую сущность элитарной культуры .

В настоящей дипломной работе в качестве основного определения используется известная формулировка И. Хейзинги из работы «Homo Ludens» («Человек Играющий») : «Игра есть добровольное действие либо занятие, совершаемое внутри установленных границ места и времени по добровольно принятым, но абсолютно обязательным правилам с целью, заключенной в нем самом, сопровождаемое чувством напряжения и радости, а также сознанием "иного бытия", нежели "обыденная" жизнь». Хотя сам Хейзинга считал, что точно определить игру нельзя, можно лишь выделить ряд ее признаков.
Йохан Хейзинга является авторитетом в обобщении связи между человечеством и игрой. Он рассмотрел процесс жизнедеятельности через игру. Его основной труд посвящен сущности феномена игры и универсальному значению ее в человеческой цивилизации.

К основным условиям и признакам игры И. Хейзинга относит:

  • пространство – намеренно ограниченный круг, внутри которого происходит действие в соответствии с правилами.
  • время, т.к. игра ограничена сроком, в течение которого необходимо достигнуть определенную цель.
  • отсутствие пропаганды. Если игра используется для преднамеренного скрытия намерений общественного или политического характера, то, по мнению И. Хейзинга это притворная игра .
  • игра лежит вне сферы нравственных норм. Сама по себе она не может быть ни дурной, ни хорошей .

Для понимания сущности игры важно различать ее субъективное и объективное значения . Субъективное значение игры определяется ее мотивом, непосредственным побуждением к игре, которым является получение удовольствия в самом процессе игровой деятельности. Объективное значение игры проявляется через ее функции в развитии человека. Игра содействует формированию физических и духовных способностей, познавательной деятельности, воображения, воли, властвования собой.

По мнению Л.С. Выготского, игра - это школа общения. В игре человек учится своему "я", овладевая ролью, учится понимать другого, входить в его положение, что чрезвычайно важно для жизни в обществе. Поэтому игра - действенное средство нравственного воспитания. Игра - модель "взрослой" жизни, и это не только возможность познакомится с различными профессиями, но научится ценить труд.

Американский психолог Дж. Г. Мид прошел в своем анализе дальше процесса развития нашего "Я". По мнению Мида , процесс формирования личности включает три различные стадии. Первая - имитация. На этой стадии дети копируют поведение взрослых, не понимая его. Переход от одной роли к другой развивает у детей способность придавать своим мыслям и действиям такой смысл, какой придают им другие члены общества, - это следующий важный шаг в процессе создания своего "Я". Третий этап, по мнению Д.Г. Мида, стадия коллективных игр, когда дети учатся осознавать ожидания не только одного человека, но и всей группы. На этой стадии приобретается чувство социальной идентичности.

Также на данной стадии человек обретает право на избирательность и стремительно расширяет сеть социальных связей. Дж. Г. Мид писал: «Мы не можем иметь прав до тех пор, пока мы не обрели общих отношений» . Входя в общество, отдельную группу, человеку необходимо понять и усвоить ту систему отношений, которую они собой представляют. Предшествующие стадии развития самости вооружили индивида навыком усвоения, приспособления, который и должен быть реализован на завершающей стации. Индивид через свою самость обретает чувство субъективности. Дж. Г. Мид говорил, – «Человек является личностью, потому что он принадлежит к сообществу. Проходя через его институты, он приобретает линию собственного поведения. Он берет язык в качестве посредника в созидании собственной личности, а затем через овладение различными ролями ... он приходит к определенным отношениям к себе со стороны других членов общества.

Такова в известном смысле структура человеческой личности» . И потому игра на данной стадии важна, необходима для индивида, чтоб он смог реализовать себя.

Процесс развития способности к самоуправлению формируется на данной стадии из двух составляющих : умение управлять собой, и не посредственно игровая ситуация самоуправления.

Функции, которые выполняет игра в формировании политического поведения и социальной активности : объясняет роль и функции в границах этой роли, а также взаимодействие с другими участниками игры, позволяет обрести навыки, которые можно будет использовать в элементах макроигры.

Интересно, что современный, обыденный взгляд на игру очень отличается от философского и культурологического. Эпоха постмодерна девальвировала понятие игры, на первый план вышли такие признаки игры, как ее вторичность, искусственность, симулятивность, подмена реальности, эскапизм, нравственная амбивалентность, жизнь «понарошку». Под игрой стало пониматься ненастоящее. Мы сегодня имеем противопоставление «игра» - «реальность». Во многом благодаря еще и появлению виртуальной реальности и компьютерных игр. Важно преодолеть понимание игры как чего-то симулятивно-вторичного, вернув этому понятию в социальном контексте смысл, который в него когда-то вкладывали ведущие европейские мыслители.

Дело и игра, по существу, являются антиподами. Такой стиль жизни был характерен для традиционного общества . Тогда, как современному миру свойственно слияние профессиональной деятельности и игровых практик. Этот новый процесс современные ученые называют играизацией. Он не ограничивается какой-либо конкретной территорией или сферой деятельности. В связи с глобализацией и развитием технологий, таких как Интернет, остается все меньше и меньше сфер, которые напрямую не затронуты играизацией.

С.А. Кравченко выделяет следующие определения играизации:

  1. внедрение игровых практик, эвристических элементов в прагматические жизненные стратегии, что позволяет социальным акторам посредством самоорганизации и саморефлексии достаточно эффективно выполнять основные социальные роли, адаптироваться к неравновесности и инновациям жизни;
  2. новый, формирующийся тип гибридной рациональности, характерный для нелинейной социокультурной динамики;
  3. фактор конструирования и изменения социальной реальности неравновесного типа;
  4. фактор формирования играизированных индивидов как новых социальных типов .

В рамках рассматриваемой в дипломной работе темы интерес представляет первое определение играизации, т.е. как способа социальной адаптации (социализации).

Современная социализация сопряжена с механизмом социокультурной динамики, приобретающим нелинейный характер . В этих условиях играизация выступает в качестве адаптационного фактора, особого нормативного регулятора социальной жизни – посредством саморефлексии, успешного опыта самоорганизации типичные игровые и эвристические практики социально конструируются, а затем включаются в хозяйственно-экономические и политические отношения.

Предлагаемое понятие «играизация» обозначает новое явление, качественно новые процессы. Поэтому просто говорить о новой роли игры в постмодернистских обществах было бы не совсем правильно. В связи с этим сравним играизацию с традиционными представлениями об игре Й. Хёйзинги.

Несомненно, у этих явлений есть общие черты. Играизация, как и высшие формы игры социального характера (в отличие от игр животных), представляет способ переживания реальности, предполагающий взаимопроникновение игровой деятельности и культуры. Играизация как и игра олицетворяет собой свободную, добровольную деятельность человека, которая не может осуществляться «по принуждению». Как играизации, так и игре свойственна страсть, то, что Хейзинга назвал «напряжением» .

Вместе с тем, играизация принципиально отлична от игры: последняя стоит вне процесса непосредственного удовлетворения нужд. Играизация, напротив, прагматична, что проявляется в следовании узкопрактическим интересам, соображениям выгоды и пользы. Если «правила игры бесспорны и обязательны, они не подлежат никакому сомнению. Стоит лишь отойти от правил, и мир игры тот час же рушится. Никакой игры больше нет», то играизация не знает строгих правил, напротив, она их постоянно корректирует, что предполагает изменения и даже деформацию сознания и, соответственно, постоянное создание новых моделей поведения. Далее, игра доступна лишь ее участникам – избранным, тогда как играизация охватывает практически все слои общества. Если игра локальна, то играизация, будучи определенным культурным продуктом, порожденным современным процессом глобализации, практически распространяется на все сферы жизнедеятельности. К тому же если истинной игре пропаганда противопоказана, то играизации нет.

Играизация зарождается и становится универсальным феноменом в условиях неравновесности, когда локальные фрагменты социальной среды и, соответственно, их ценности оказываются в разных темпомирах, развиваются подчас вне связи друг с другом. Такое состояние можно определить как парааномия . В отличие от классической аномии, парааномия предполагает нарушение целостного мира смыслов, основ культурной, нравственной и хозяйственной жизни, влечет размывание принципиальных различий между объективной и виртуальной реальностью. Все труднее определить саму суть культурных целей и, соответственно, институциональных средств их достижения. Даже начинает размываться само представление о нормативности и девиации.

В этих условиях играизация выступает в качестве фактора, связывающего ранее разрозненные фрагменты социальной среды, позволяет индивидам достаточно эффективно выполнять основные социальные роли и адаптироваться к возникающей неравновесности.

Играизация также является специфическим, гибридным типом рациональности. В соответствии с веберовской типологией, предполагающей выделение четырех типов рациональности – практическую, теоретическую, субстантивную и формальную . Играизация из практической рациональности берет только повседневную реальность и субъектов, стремящихся к практическим целям. Из субстантивной рациональности она заимствует некий набор ценностей: энтузиазм, саморациональность и пр.

А так как играизация является типом рациональности, то ее можно измерить в соответствии с критерием эффективность, предложенным М. Вебером для формальной рациональности. Под эффективностью играизации понимается оптимальный, возможно быстрый способ достижения прагматической цели .

А так как играизация – это процесс внедрения игровых практик в реальную жизнь, то эффективность играизации для данной дипломной работы – это эффективность внедрения игровых практик в процесс формирования социальной активности юношества в рамках реализации задач ММП.

В рамках исследуемой темы рассматривается опыт городской Школьной Думы, и соответственно прагматичной целью данной игровой практики является: формирование социально активной личности. И если по окончании исполнения своей роли в проекте участник формируется как социально активная личность, то можно сказать, что игровые практики действительно являются эффективным способом формирования такой личности.

Мусина Юлия Ревенеровна08.06.2015 7730 О воспитании...
Всего комментариев: 0
avatar