РАЗРАБОТКИ

Другие модули


Лишние люди в образовании

Источник: Независимая газета

РОНО

«Я не понимаю, зачем нужны РОНО (районные отделы управления образованием. – «НГ»)? Раньше они занимались полезным делом – подбором кадров для школ. А сегодня в чем их функция? В том, чтобы перетасовывать бумажки отчетности?» – недоумевала член нового Общественного совета при Минобрнауке РФ, директор петербургской гимназии Майя Пильдес на первом заседании нового органа, положив тем самым на чашу весов судьбу еще одной группы «лишних людей» «оптимизирующейся» России.

Справедливости ради заметим, что тему дебюрократизации подняли сами представители министерства. Незадолго до мероприятия они опросили экспертов разных уровней и обобщили данные опросов с тем, чтобы окончательный вердикт дали члены Общественного совета при Минобрнауке РФ. Люди уважаемые, к тому же частично избранные, а не назначенные. И избранные открытым способом – интернет-голосованием.

Напомним, что самое большое количество голосов в Общественный совет набрал телеведущий, главный редактор журнала «В мире науки» Сергей Капица… Но, к прискорбию, Сергей Петрович умер 14 августа. Среди других членов совета к старожилам, главным редакторам СМИ Виктору Лошаку и Алексею Венедиктову, добавились учителя и директора школ Сергей Волков, Евгений Ямбург и уже упомянутая выше Майя Пильдес. В совет вошли также: журналист, писатель Дмитрий Быков, заместитель директора Института проблем передачи информации РАН Михаил Гельфанд, математик, лауреат Филдсовской премии Станислав Смирнов, доцент РГПУ имени Герцена Сергей Рукшин, председатель Сибирского отделения РАН Александр Асеев, академик РАН Владимир Фортов, академик РАН Георгий Гергиев, бизнесмен Анатолий Карачинский.

И вот два первых вопроса – «Дебюрократизация в сфере науки и образования» и «Сокращение вузов» – получают теперь оценку народных избранников. И любимцы посетителей Интернета оправдывают возложенную миссию: бьют в самую болезненную точку системы. «Нет, в самом деле, – говорит Майя Пильдес, – я не понимаю цели собирания сведений типа «сколько мальчиков и сколько девочек обучается в моей гимназии», если все данные, которые требуются, выставлены на нашем сайте. «Нет, вы пришлите!» Зачем? Чтобы люди изобразили видимость работы? Я не понимаю, зачем и кому нужны эти страшные и бессмысленные отчеты: «Сколько инвалидов будет учиться в вашей школе через пять лет? Скольким из них потребуется надомное обучение?»

«Мало этого, – говорит директор московского образовательного центра 109 Евгений Ямбург, – у нас ведь еще в каждом княжестве свои чудеса: есть регионы, где меньше чем на 200 страниц такие документы и не бывают». Но дело борьбы с бюрократизацией, по мнению Евгения Ямбурга, надо начинать даже не с этого, а с того, чтобы по результатам единого госэкзамена перестали наконец судить об успешности деятельности того или иного губернатора. Потому что такие же требования начинают предъявлять директорам школ, а те к учителям. Это в корне меняет картину отчетности по ЕГЭ. Начинаются приписки…

Кроме того, напоминает Ямбург, отчетности требуют не только органы образования, но и МЧС, и прокуратура, и др. Принять бы такой документ, размечтался директор, чтобы без санкции Минобрнауки РФ никто не заходил с такими требованиями на территорию школы.

Надо бы продумать вопрос и о дебюрократизации процедуры аттестации учителей, советует еще один представитель школьного образования в Общественном совете, учитель русского языка и литературы 57-й школы Москвы Сергей Волков. (Есть такая процедура, что каждый учитель должен через каждые пять лет подтверждать свою квалификацию: прослушать курсы и пройти переаттестацию.) И рассказывает историю, как на переаттестацию пришел известный и уважаемый человек, заслуженный учитель РФ Лев Соболев. Ему говорят в комиссии, что нужно, дескать, указать, какие курсы он проходил. «Деточка, – задумался педагог, – я сам эти курсы читаю». Ему в ответ: «Надо указать, какие прослушали!» «Но ведь, когда я их читаю, я их еще и слушаю», – резонно заметил ей Лев Соболев.

Конечно, чаще всего явления засилья бюрократизации – это проблема маразма отдельных людей. Но все равно с этим надо что-то делать! Разговорившимся членам Общественного совета оппонировал общественный министр – министр по связям с открытым правительством Михаил Абызов. «Все эти явления нам знакомы, – заметил он, – было много дискуссий на эту тему. Только пока не снят вопрос, а чем заменить эту объективную оценку школьных успехов, как не баллами по ЕГЭ». И предложил для начала узнать конечного потребителя школьной отчетности. Кому это надо и зачем? Отчетность – дело серьезное. Только важно понять, каким целям она служит.

Тут присутствующие на совещании и напомнили Михаилу Абызову, что отслеживающие инициативу бывшего президента РФ Дмитрия Медведева «Наша новая школа» тоже требуют от школ четыре ежемесячных отчета. Эти отчеты служат хорошему делу, успокоили присутствующих, они мониторят ситуацию на местах. В общем, с каждым отдельным случаем бюрократизации будут разбираться отдельно. Может, и РОНО, и методобъединениям, перекладывающим бумажки, еще удастся сохраниться в полном составе. Разбирайте вещи, господа! Тревога отменяется. Пока... 




Будем рады, если Вы поделитесь ссылкой на этот материал с друзьями!

Новости образования 08.09.2012 2712 5.0 / 1


Рассылка портала

Рассылка для учителей