РАЗРАБОТКИ

Другие модули


Формы сопротивления фашизму в романах Г. Белля «Дом без хозяина», «Бильярд в половине десятого», «Глазами клоуна»

Формы сопротивления фашизму в романах Г. Белля «Дом без хозяина», «Бильярд в половине десятого», «Глазами клоуна»

События Второй мировой войны (1939 – 1945) – борьба с фашизмом, существование и крах гитлеровского рейха, послевоенная судьба немцев во вновь созданных двух государствах (ГДР и ФРГ) – надолго определили пути развития литературы Германии. В первые послевоенные годы Запад и Восток Германии перестали быть понятиями только географическими: наличие оккупационных зон и антикоммунистическая политика «холодной войны», проводившаяся западными державами, вызвали процесс политического и идеологического размежевания духовных сил нации. 1945 год — год разгрома гитлеровской Германии — является тем рубежом, с которого начинается современная литература ФРГ.

По мнению С. Джебраиловой, «литература ФРГ переживает «нулевую» ситуацию, когда оказываются прерванными исконно-традиционные связи. «День ноль» — день крушения фашистской Германии. Писатели и поэты, принявшие тезис о «нулевом годе» и решившие «начать все сначала», объединяла ненависть к фашизму, к войне, политической демагогии, стремление к непредвзятости взгляда на жизнь»

1. Литературу ФРГ невозможно представить без ее основного ядра – «Группы 47» (1947 — 1967).

Писателей данной группы (А. Андерша, Г. Белля, Г. Рихтера, В. Конбельхофа, В. Нуре) объединяла ненависть к фашизму и жажда демократического обновления страны, а в эстетическом плане — стремление противопоставить сконструированным философским системам реальную правду жизни, как бы жестока она ни была.

Генрих Белль (1917 – 1985) – один из крупнейших представителей «Группы 47». Его творчество отличается динамичностью, подвижностью идей и метода, сочетающейся с ростом и оттачиванием мастерства. Изменяющийся и неизменный – эти слова определяют специфику творческого облика автора романов «Где ты был, Адам?» (1951), «И не сказал единого слова» (1953), «Дом без хозяина» (1954), «Хлеб ранних лет» (1955), «Бильярд в половине десятого» (1959), «Групповой портрет с дамой» (1971), сборника рассказов «Путник, когда ты придешь в Спа…» (1949), а также повестей и новелл. Изменяющийся как художник, мыслитель, реалист, неизменный – в своем гуманизме, неприятии бесчеловечности и насилия, обостренном чувстве ответственности за судьбы мира и человечества.

По словам Т. Л. Мотылевой, «Г. Белль ближе всех подошел к объективно-историческому изображению трагедии военного поколения в романах «Дом без хозяина» («Haus ohne huter») и «Бильярд в половине десятого» («Billard um halb zehn»). Писатель показал не только добро и зло в их конкретно-социальном воплощении, придерживаясь традиций критического реализма, но и первым привел своих героев к непримиримому конфликту с окружающей средой в послевоенное время, к разрыву с миром фашизма, к мысли о сопротивлении этому миру и возмездии за его преступления»

2. Романы «Дом без хозяина» и «Бильярд в половине десятого» занимают особое место в творчестве Белля-романиста.

Ими начинается тема, которая после пройдет сквозь все романы – тема выбора каждым из героев и страной в целом своего пути. Эти поиски неизбежно связаны с проблемой сопротивления фашизму. Г. Белль – трезвый художник. Он ясно умеет показать в своих произведениях, что сопротивление фашизму далеко не всегда приобретает активный, решительный характер.

Поэтому большинство его героев не принимают фашизм, не поднимаясь, однако, до прямого сопротивления.
Роман Белля «Дом без хозяина» выделяется именно тем, что в нем существуют герои, которые активно борются с фашизмом: Раймунд Бах и Альберт.

Поэт Раймунд Бах намеренно держался в стороне от политики, избегал нацистской фразеологии, писал стихи в нарочито затуманенной, отвлеченной манере. После смерти героя на войне, его стихи в силу неопределенности идейного содержания стали предметом получения дохода нацистов, а безобидные рекламные стишки, сочинявшиеся Раймундом для предприятия своего тестя, оказались на этикетках банок с повидлом, поступавших в распоряжение вермахта. Рай, так называли его близкие, ненавидел армию и войну, нацистских офицеров. Последние недели перед смертью он «совершенно отупел и опустился»

3. В Раймунде убили душу, его опустошили война и нацизм.

Альберт, художник и друг Раймунда Баха и его семьи, не принимал фашизм. Вторую мировую войну он называл «грязной войной». Виновнику смерти Раймунда, Гезелеру, фашистскому офицеру, он дал пощечину за то, что тот послал на верную смерть Раймунда, за что и просидел полгода в тюрьме. Знаменательна XVIII глава романа, в которой Альберт приводит сына Раймунда, Мартина, в казематы, где ныне выращивают шампиньоны. В годы войны здесь находился концлагерь, в котором Альберта и Рая избивали нацисты. Альберт говорил Мартину, что ничего нет хуже «наци». Перед уходом из казематов он сказал мальчику: «Запомни, здесь били твоего отца, топтали его сапогами и меня здесь били: запомни это навсегда!»

4. В этих словах отражается вся ненависть героя к фашизму, к нацистам, ко всему тому, что он увидел и испытал на себе за годы войны.

Ему хочется, чтобы Мартин проникся ненавистью к «наци», как и он сам.

Не смогла оказать сопротивление фашизму в романе Нелла Бах, жена Раймунда Баха. Жизнь овдовевшей Неллы – страшная скука, бессмысленная, показная суета и копание в собственных воспоминаниях и переживаниях, своего рода культ памяти погибшего мужа. Нелла внутренне опустошена, бесхребетна, ей нечем жить. Даже месть Гезелеру, которую она вынашивала в себе годами, оказывается напрасной. Нелла слишком занята своей неотразимой улыбкой, которой разит врагов и благодарит друзей. Прямо не обвиняя героиню романа, Белль здесь задается вопросом: насколько было велико значение пассивного сопротивления фашизму? Не превращалось ли оно в своего рода «внутреннюю эмиграцию», целью которой было успокоение своей совести? Примером такого героя, создавшего свой мир, в котором живут и неприятие фашизма, и сосуществование с ним, является бабушка Мартина, мать Неллы. В финале романа именно она нападает на Гезелера, наносит удары Шурбигелю и Виллиброрду, которые предали ее сына, Раймунда Баха. И все же ее нельзя считать противницей фашизма наравне, скажем, с Альбертом, который поддержал ее в стычке с Гезелером. Для доказательства этого нужно перечитать VIII главу романа, в которой бабушка рассказывает Мартину о мармеладной фабрике, источнике семейного благосостояния. Она с гордостью показывает мальчику диаграммы, из которых становится понятным, что после прихода Гитлера к власти и особенно в годы войны кривая доходов стала стремительно подниматься вверх: фирма обслуживала нацистские партейтаги и летние лагеря. Нельзя отрицать тот факт, что бабушка горюет о смерти мужа дочери и о том, что внук растет без отца, но все же по своей классовой сути она принадлежит к тем, кто способствовал утверждению фашистской власти. Так беспощадно подходит здесь Белль к проблеме национальной вины: субъективно неплохие, честные люди оказываются объективно связаны с преступлениями нацистов.

Тема национальной вины развивается в романе «Бильярд в половине десятого», который, по словам С. Джебраиловой, «явился важной вехой в творческом развитии Белля и большим событием в послевоенной немецкой литературе. Весь роман пронизан горечью сознания, что прошлое живет не только в виде архитектурных осколков, что оно вновь становится настоящим, чувством, которое откровенно выражено словами портье гостиницы Йохена: «… а может быть они (фашисты) все-таки победили?»

5. Пожалуй, в романе «Бильярд в половине десятого» к активным противникам фашизма следует отнести таких героев, как Роберт Фемель, Иоганна Фемель и Альберт Шрелла.

Роберт Фемель боролся против мира, продиктовавшего жестокие законы разрушения, понимая и исполняя эти законы буквально. Это был своего рода прием доведения до абсурда того, что хотели гитлеровцы, а не усердие. Это была демонстрация древней истины: поднявший меч от меча и погибнет.
Герой подвергался фашистским репрессиям, бежал из концлагеря, скрывался за границей. После возвращения на родину ему удалось окончить университет, после которого он попал в армию и стал сапером. Роберт Фемель – специалист по статическим расчетам сооружений, но его профессиональные навыки использовались в целях, обратных их назначению. Те знания, которые дают человеку возможность строить, созидать, оказались необходимой составной частью разрушения. Одни и те же формулы дают возможность обеспечить и долговечное существование здания, и его мгновенное разрушение. И Роберт применяет их для разрушения.

За три дня до окончания войны Роберт и его товарищи взрывают аббатство Святого Антония, архитектором которого был его отец, Генрих Фемель. Никто не может понять этого поступка, и меньше всего американцы, щадившие «культурные ценности». Роберт не отвечает на вопрос допрашивающего его американского капитана – почему он взорвал аббатство, потому что, «если он признается, это перестанет быть верным», «…это будет менее всего походить на правду: что он ждал этого момента пять с половиной военных лет, момента, когда аббатство как божий дар оказалось перед ним и стало его добычей; он хотел воздвигнуть памятник из праха и развалин тем, кто не был «культурно-историческими памятниками»

6. Динамит и несколько формул – это было все, чем он мог воздвигнуть «памятники».

Роберт стремился нанести удары миру, который породил фашизм. Для своей мести он выбирал именно то, чем этот мир дорожит, чтобы уязвить его как можно сильнее. Эта сложная логика мести Роберта Фемеля объясняет его поступок, который в глазах «цивилизованного мира» выглядит варварским. Его действие – вызов «цивилизаторам», не ставящим ни в грош человеческие жизни и проливающим слезы по поводу распятий и церковных сводов.
Очень важной фигурой в романе оказывается школьный товарищ Роберта – Альберт Шрелла. В его образе воплощены силы, которые боролись против фашизма и были преследуемы им. Существо Шреллы в том, чтобы быть зеркалом, пробным камнем действительности.

Против Шреллы был направлен фашистский террор, гитлеровцы стремились подавить его своим изуверством, истязаниями, концлагерями, тюрьмами и казнями. Герой скрывался в эмиграции двадцать лет. И когда он снова оказывается в Германии, выясняется, что за эти двадцать лет мало что изменилось: разгром 1945 года мало повлиял на облик и существо страны, сомнение старика Йохена в том, что, может быть, фашисты все-таки победили, вовсе не лишено оснований. Картина послевоенной Германии, которая описывается в романе, не является выдумкой Г. Белля. Историк Николай Платошкин писал: «Официально нацисты, уличенные в преступлениях, к государственной деятельности не допускались. Однако те из них, за которыми преступления не числились, привлекались на государственную службу. Конрада Аденауэра (1876 – 1967), первого федерального канцлера ФРГ (1949 — 1963), справедливо обвиняли в том, что нацисты входили в его правительство. Вскоре после разрешения открыть в ФРГ Министерство иностранных дел в 1951 году, оказалось, что 2/3 его сотрудников — бывшие нацисты. На реакцию социал-демократов по этому поводу Аденауэр ответил, что пора прекратить «вынюхивание нацистов», после чего в мае того же года был принят закон, восстанавливающий имущественные права членов НСДАП (национал-социалистической немецкой рабочей партии), включая пенсию. Работодатели по этому закону были обязаны тратить 20 % от их средств для трудоустройства нацистов»

7. Обстановка, которую застал Шрелла в послевоенной Германии, внушает ему страх.

«Я боюсь, и люди, с которыми я встретился здесь – не ошибаюсь ли я, когда они мне кажутся не менее скверными, чем те, от которых я тогда ушел?»8 – спрашивает он Роберта, и тот отвечает ему: «Вероятно, ты не ошибаешься». Глядя на фарс «демократии», разыгрывающийся в отеле «Принц Генрих», где в одно и то же время в разных залах собрались представители правящей партии, левой и правой оппозиции и невозможно отличить, «кто из них левый, а кто правый… у них даже меню одинаковые…», Шрелла задает полный отчаяния вопрос: «Неужели все вы ослепли?».

Еще один персонаж, активно не принимавший фашизм, — Иоганна Фемель, мать Роберта Фемеля. «Хочу ружье» — эта фраза, настойчиво сопровождающая ее каждое движение, как бы определяет внутреннюю сущность старой женщины. Иоганна не страшится ответственности, она ощущает свое моральное право вершить возмездие над фашистами, жаждет отомстить за осквернение сына Отто, от которого осталась «одна оболочка», за угаснувший смех мужа. Иоганна не знает сомнений и колебаний в своем праве мстить, она ощущает себя вселенской матерью. У нее нет и религиозных сомнений относительно заповеди «Не убий». Иоганна со своим богом накоротке, и его «аз воздам» она понимает и принимает полностью и до конца. Для нее «господь – брат наш, с братом можно спокойно шутить, а с господами далеко не всегда».

Для Белля, католика и художника, знаменателен тот факт, что именно Иоганну, мстительницу за пострадавших от фашизма, он изображает человеком, близким и угодным карающему богу; тем самым он как бы санкционирует и освящает ее решимость карать. Отличительная черта Иоганны состоит в том, что она не боится «размораживать воспоминания», для нее между прошлым и настоящим нет границы, настоящее есть непосредственное продолжение прошлого, прошлого в полном смысле для нее нет, она одновременно живет как бы в двух измерениях – в настоящем и прошлом.

Иоганна Фемель совершает решительный шаг – стреляет из давно заготовленного пистолета в министра, господина М. (у которого «морда, как у буйвола»), стреляет как в будущего убийцу своего внука.

Не смог оказать активное сопротивление фашизму Генрих Фемель – отец Роберта и муж Иоганны. Герой прожил не бесплодную жизнь, но в день своего восьмидесятилетия он, подводя итоги своей жизни, понимает, что остался ни с чем, и с горечью призывает детей плюнуть на его памятник. Старший Фемель не выполнил свой долг. Он мечтал стать основателем большого и уважаемого рода, но почти все его дети погибли, оказавшись жертвами фашистского милитаризма. Единственный оставшийся в живых сын Генриха, Роберт, поклялся не принимать фашизм и ринулся на борьбу с ним. Генрих Фемель постоянно повторяет, что он взорвал бы двести аббатств, если бы это помогло ему вернуть жену и сына Отто, принявшего фашизм. Значит, поступок Роберта (взрыв аббатства Святого Антония) разделяют все образованные и гуманные люди. Символична сцена в конце романа, когда создатель аббатства – Генрих Фемель – с чувством нравственного облегчения отрезает купол торта в виде все того же аббатства.

Романа «Бильярд в половине десятого» свидетельствует, что в его основе лежит замысел показать силу, которая противодействует фашизму.
Во всех романах Г. Белля, наряду с антивоенной, антифашистской темой, возникает тема отношения человека к религии. Сам писатель был верующим, католиком, но его понимание религии всегда отличалось от ортодоксально-католического. Для Белля вера — не система церковных запретов на службе у государства, а способ объединения людей. Эта тема особенно остро прозвучала в романе «Глазами клоуна» («Ansichten eines clowns», 1963).

В произведении есть персонаж, который воспринимает людей и окружающую действительность своеобразно. Это главный герой, клоун Ганс Шнир, чей протест против фашизма эксцентричен в силу самой его профессии. Ганс Шнир талантлив. Он обладает особой чуткостью к фальши, социальной лжи. Белль даже наделяет его способностью чувствовать запахи по телефону – это метафора чуткости.

Ганс запечатлен автором в момент противостояния с миром, в период крушения жизни: его любимая отнята, он нетрудоспособен. Шнир ненавидит свою мать. За патологическую скупость, неискренность, но больше всего — за подчинение общественной идеологии. Она была убеждённой нацисткой, настолько верящей Гитлеру, что даже не пощадила собственную дочь. Ганс не может простить ей гибель Генриетты. Он хорошо относится к младшему брату Лео. Но у брата, не смотря на всю его религиозность, не хватает участия, душевной теплоты.

Ганс ненавидит наци с детства, и его возмущает, что они в мирное время, после разгрома фашизма, превратились в демократов, «раскаялись». Чего только стоит комитет его матери по примирению расовых противоречий. Ведь она одной из первых выступала против «жидовствующих янки»9(словосочетание, в котором запечатлена вся низость нацистского режима), в их доме был один из центров воспитания фашистской молодежи.
Главного героя, а вместе с ним и Белля, возмущает следование удобным общепринятым нормам, а не жизнь по совести. В изображении Белля это – почва фашизма. В романе фашизм – стремление быть как все любой ценой. Белля возмущает также и то, что после падения гитлеризма убежденные нацисты мгновенно превращаются в противников фашизма.

Символично, что такие мысли автор вложил в уста клоуна, который по своей сути является «человеком наоборот». Маска клоуна Ганса, грим, — это не только символ профессии, но и символ отчуждения от мира. У Ганса кризис, нет развития, и он садится в переходе с гитарой, понимая, что это окончательно губит его карьеру. Но таким поступком он оправдывает свободу выбора в творчестве, вероисповедании. Фигура клоуна трагична, финал любовной линии остается открытым, но герой понимает, что многие вопросы ему в одиночку не решить. Белль показывает, что человек зависит от мира, в котором живет, заканчивая книгу протестом Ганса, неспособным примириться с тем миром, который его разрушает.

Таким образом, можно заметить, что в большинстве случаев в указанных романах Г. Белля — «Дом без хозяина», «Бильярд в половине десятого», «Глазами клоуна» — сопоставляются две формы поведения человека в условиях национального режима. Большинство его героев не склонны к решительному разрыву с обществом периода фашизма, с нацистским режимом. Белль остается верен исторической правде. В своих романах он показал, что немецкое общество не смогло самостоятельно преодолеть фашизм; и даже те, кто не принимал фашистскую идеологию, в большинстве своем ограничились осуждением, но не оказали открытого сопротивления нацистскому режиму. Трагический разлад между неприятием и пассивностью и определяет конфликт романов.

Примечания

  1. Джебраилова С. Художественный мир Г. Белля в контексте литературы Германии XX века. Баку, 2008. С. 20.
  2. Мотылева Т. Л. Генрих Белль: Проза разных лет. М., 1987. С. 35.
  3. Белль Г. Дом без хозяина. М., 2004. С. 152.
  4. Там же. – С. 325.
  5. Джебраилова С. Художественный мир Г. Белля в контексте литературы Германии XX века. Баку, 2008. С. 96.
  6. Белль Г. Бильярд в половине десятого. М., 2011. С. 237.
  7. Платошкин Н.Н. Жаркое лето 1953 года в Германии. М., 2004. С. 88-90.
  8. Белль Г. Бильярд в половине десятого. М., 2011. С. 265.
  9. Белль Г. Глазами клоуна. М., 2009. С. 54.
Шаренко Анастасия Игоревна15.03.2015 13040 Вне урока
Всего комментариев: 0
avatar