РАЗРАБОТКИ

Другие модули


Сценарий спектакля «Я так нежно и пылко люблю…»

Сценарий спектакля «Я так нежно и пылко люблю…» Автор: 
Солдатова Марина Евгеньевна, 
учитель русского языка и литературы 
ГБОУ СОШ №692 
Калининского района г. Санкт-Петербурга.

Сценарий спектакля «Я так нежно и пылко люблю…». 

По мотивам пьес Мольера «Дон Жуан», М. Цветаевой «Фортуна», «Приключение».


Стихотворение к сцене 1.

Я так вольно и сладко люблю,
Словно отдал себя кораблю.
Значит, правда открылась святым,
Что за бредами в нашей крови
И за миром, за миром земным
Есть свободное море любви.
Н. Гумилев


Сцена 1. 
М. Цветаева «Фортуна». 

Действующие лица: 
Граф Лозэн,
Маркиза д’Эспарбэс.
Будуар графини, туалетный стол, гитара, шахматы, букет роз, 2 бокала с шампанским, свечи.
 

Маркиза: 
Из рая в рай, из плена в плен.
Цепь розовых измен, Лозэн!
Что при дворе сегодня? Нет новинок?
Ещё не изменил король? 

Напевает:
До ре ми фа…ре ми фа соль…
Опрокидывает шахматы…
 

Маркиза:
Мне шахматный наскучил поединок!
Хочу другого! - Только не с тобой!
Что за противник, если над губой
Ещё ни разу не гуляла бритва!
С тобою хорошо протяжный вой
Гобоя слушать, и шептать молитвы,
И в шахматы играть, и шоколад
Пить из одной и той же чашки! 

Граф:
Вы шутите? 

Маркиза:
Давно не веселят
Меня ни куклы, ни барашки! 

Граф:
Отставка? 

Маркиза:
Не кусайте губ! 

Граф:
Я жизнь свою поставил ставкой! 

Маркиза:
Растешь, растёшь – и так же глуп!
При чём тут жизнь, раз вся любовь -
Вопрос в удачный час, без лишних просьб
Умно отколотой булавки. 

Граф:
Я заменён? 

Маркиза:
Светлейший граф Бирон!
Бирон - не просто – де-Гонто и герцог
Лозэн – не просто - а моя Любовь
Вчерашняя: губ не кусайте в кровь
И коготочков не вонзайте в сердце!
(Поднимает пальчик)
Не может без шипов – шиповник,
Любовь не может – без измен.
Незаменимы как кузен,
Но заменимы - как любовник!
Заменены! 

Граф (в отчаянии):
Что ж! Умереть! 

Маркиза: (спокойно)
Не смейте! Будете жалеть!
Блистательно – открыть карьеру
Самой маркизой д’Эспарбес!
Вы - чудо! 

Граф:
Не хочу чудес!
Я призову его к барьеру!
Один из нас умрет! (мечется по будуару) 

Маркиза (ловит его за полу кафтана и останавливает):
Твой рот -
Не рот - сплошное целованье!
Взор – как у кровного коня!
Но выслушайте не кляня:
Вы слишком юны для меня, -
Вам бабушка нужна и няня! 

Граф:
Кто – он? 

Маркиза:
Зачем? 

Граф:
Конде? 

Маркиза:
Тщета имён!
Какие имена в вопросах кожи?
Плачь, коли глуп, и смейся – коль умён…
Любовник дорог, любовь дороже!
Как ты хорош! 

Граф (со злостью, глядя ей в глаза):
Ах! Хорошо бы нож
Вам в грудь вонзить – и слушать ваши стоны…
У самых уст… 

Маркиза:
В который раз дивлюсь
Убожеству мужского лексикона!
Какое нищенство! Люблю, убью –
Убью – люблю ! Нет, наш словарь – богаче !
Взойду, взгляну и побежду…
Взгляну… - и не возьму… 

Граф:
Маркиза, я заплачу!
 
Маркиза:
Возьму и не отдам… Отдам и вновь
В горсть соберу, миг подержу - и брошу!
Хорош словарь? Не плачь, моя любовь !
Вот мой совет тебе: садись на лошадь,
Мчи во весь дух, пусть ветр береговой
Кудри и сердце выветрит от пыли,
Пудры и памяти… 

Граф: (бросаясь на одно колено)
А всё ж я твой,
И всё ж - когда-то – Вы меня любили! 

Маркиза:
Ещё вчера! Вольно же вам
Добра ждать от причуды! 

Граф:
В сердце штопор ввинчен! 

Маркиза:
Игра! 

Граф:
А завтра? 

Маркиза:
Новая игра!
Нет никакого завтра! Только нынче! 

Граф:
Как завтра утром я проснусь? 

Маркиза:
В слезах. А день спустя – смеясь.
Пока мы юны –
Всё – хорошо, всё – пустота, всё – взмах
Слепого колеса Фортуны!
Прощай! 

Граф:
Навек? 

Маркиза:
Опять своё! «Навек» -
Нет в женском словаре!
Как знать, как скоро
Две этих головы, ушедших в снег
Одной подушки – озарит Аврора?
И будем пить с тобою шоколад
Из той же чашки…И опять мой пальчик
Тебе нашепчет на ушко… 

Граф:
Вернись назад! 

Маркиза:
Всё безвозвратно, милый мальчик!
(Берёт розу, опускает её в бокал с шампанским и произносит как заклинание слова:)
Шампанского златою пеной
Шальную голову кроплю,
Чтобы забыл «убью, люблю»,
Чтобы смеясь склонял колена,
Чтоб вечно вылетал из плена,
Как маленькое божество…
Чтобы Елена - за него,
Не он сражался – за Елену!
Чтобы взыграв, как эта пена,
Как пена таял, чтоб взамен:
Ложь, любопытство, нежность, лесть, измена –
Мы просто говорили бы: Лозэн.

Стихотворение к сцене 2. 

Он поклялся в строгом храме
Перед статуей Мадонны,
Что он будет верен даме,
Той, чьи взоры непреклонны.

И забыл о тайном браке,
Всюду ласки расточая.
Ночью был зарезан в драке
И пришёл к преддверьям рая.

«Ты ль в моём не клялся храме, -
Прозвучала речь Мадонны, -
Что ты будешь верен даме,
Той, чьи взоры непреклонны?

Отойди, не эти жатвы
Собирает Царь Небесный.
Кто нарушил слово клятвы,
Гибнет, Богу неизвестный».

Но, печальный и упрямый,
Он припал к ногам Мадонны:
«Я нигде не встретил дамы,
Той, чьи взоры непреклонны».
Н. Гумилев


Сцена 2. 
Мольер «Дон Жуан». 

Действующие лица:
Матюрина
Шарлотта
Дон Жуан
 

Д.Ж. шепчется с Ш. Появляется М. 

М. (Д.Ж.): Сударь! Что это вы там делаете с Шарлоттой? Может, вы ей тоже про любовь толкуете? 

Д.Ж. (тихо Матюрине): Нет. Напротив, это она выражает желание стать моей женой, а я ей ответил, что связан словом с вами. 

Ш. (Д.Ж.): Чего это Матюрине надобно от вас?

Д.Ж. ( Ш. ): Её ревность берет, что я разговариваю с вами. Ей хотелось бы, чтобы я женился на ней, но я сказал, что люблю вас.

М.: Как же так? Шарлотта!

Д.Ж. ( М. тихо ): С ней говорить бесполезно: она вбила это себе в голову.

Ш.: Что такое? Матюрина !

Д.Ж. (Ш. тихо): Не стоит вам с ней разговаривать: вы всё равно ничего не поделаете с этой блажью.

М.: Да разве…

Д.Ж. (М. тихо ): Ей невозможно втолковать.

Ш.: Я бы хотела…

Д.Ж. (Ш. тихо): Она упряма, как сто чертей.

М.: А всё-таки…

Д.Ж. ( М. тихо ): Ничего не говорите ей: она сумасшедшая.

Ш.: Я думаю…

Д.Ж. (Ш. тихо): Не трогайте её, она со странностями.

М.: Нет, нет мне надо с ней поговорить.

Ш.: Хочу узнать, что же у неё на уме…

М.: Как же так?

Д.Ж. (М. тихо): Бьюсь об заклад: она вам скажет, что я обещал на ней жениться.

Ш.: Я…

Д.Ж. (Ш. тихо): Ручаюсь вам: она будет утверждать, что я дал слово взять её в жёны.

М.: Эй, Шарлотта, не годится это - перебегать другим дорогу!

Ш.: Нехорошо это, Матюрина, ревновать из-за того, что сеньор со мной разговаривает!

М.: Меня сеньор увидел первую!

Ш.: Если тебя он увидел первую, зато меня он увидел вторую и обещал на мне жениться.

Д.Ж. (М. тихо): А что я вам говорил?

М. (Ш.): Ну уж это извини – он на мне, а не на тебе обещал жениться.

Д.Ж. (Ш. тихо): Разве я не угадал?

Ш.(М.): Другим, пожалуйста, рассказывай, а я говорю – на мне!

М.: Не изволь дурачиться, ещё раз говорю, что на мне!

Ш.: Да вот он тут сам, пусть скажет, коли я не права.

М.: Вот он тут сам, - коли я лгу, пусть скажет.

Ш.: Обещали вы ей, сударь, жениться на ней?

Д.Ж. (Ш. тихо): Вы смеётесь надо мной!

М.: Правда ли, сударь, что вы дали ей слово взять её в жёны?

Д.Ж. (М. тихо): Как это вам могло придти в голову?

Ш.: Ты видишь, он подтверждает.

Д.Ж. (Ш. тихо): Пусть говорит, что хочет.

М.: Будь свидетельницей, он признаёт мою правоту.

Д.Ж. (М. тихо): Пусть говорит, что ей нравится.

Ш.: Нет-нет, надо узнать всю правду.

М.: Это дело нужно выяснить.

Ш.: Да, Матюрина, я хочу, чтобы сеньор поубавил тебе спеси.

М.: А я, Шарлотта, хочу, чтобы сеньор дал тебе как следует по носу.

Ш.: Пожалуйста, сударь, разрешите наш спор.

М.: Рассудите нас, сударь.

Ш. (М.): Сейчас увидим.

М. (Ш.): Сейчас сама увидишь.

Ш. (Д.Ж.): Ну, скажите!

М. (Д.Ж.): Ну, говорите!

Д.Ж.: Что же мне вам сказать! Вы обе утверждаете, что я обещал жениться на вас обеих. Разве каждой из вас неизвестно, как обстоит дело, и разве нужно, чтобы я ещё что-то объяснил? Почему я должен повторяться? Той, которой я на самом деле дал обещание; - разве ей этого недостаточно, чтобы посмеяться над речами своей соперницы. Стоит ли ей беспокоиться, раз я исполню своё обещание? От речей дело вперёд не двигается. Надо действовать, а не говорить, дела решают спор лучше, чем слова. Только так я и собираюсь рассудить, и, когда я женюсь, все увидят, которая из вас владеет моим сердцем. (М. тихо): Пусть думает, что хочет. (Ш. тихо): Пусть себе воображает. (М. тихо): Я вас люблю безумно. (Ш. тихо): Я весь ваш. (М. тихо): Рядом с вами все женщины кажутся дурнушками. (Ш. тихо): После вас ни на кого не хочется смотреть. (Громко): Мне надо отдать кое-какие распоряжения, через четверть часа я к вам вернусь. 

Уходит. 

Ш.: Он любит меня – это уж точно. 

М.: Он женится на мне!

Стихотворение к сцене 3.

Не всегда чужда ты и горда
И меня не хочешь не всегда,
Тихо-тихо, нежно, как во сне,
Иногда приходишь ты ко мне.
Надо лбом твоим густая прядь.
Мне нельзя её поцеловать.
И глаза большие зажжены
Светами магической луны.
Нежный друг мой, беспощадный враг,
Так благословен твой каждый шаг,
Словно по сердцу ступаешь ты,
Рассыпая звёзды и цветы.
Я не знаю, где ты их взяла,
Только отчего ты так светла?
И тому, кто мог с тобой побыть,
На земле уж нечего любить.
Н. Гумилев


Сцена 3. 
М. Цветаева «Приключение». 

Действующие лица:
Казанова
Анри-Генриетта
Гусар-капитан 

Гостиница. Казанова спит над книгами за столом, горит свеча, под головой у Казановы географическая карта. Заснул за работой.
Стук в дверь. Голос за дверью.

Анри: -Позвольте мне войти!
-Вы заняты? Вы спите?
-Вы может, не одни? (про себя: Молчит, как гроб!) Да здравствует пример воров и кошек!
Входит в комнату. 

Анри (в одежде гусара, со свечой): Светло, как в погребе! Свеча, свети, как факел на ветру!

Казанова (во сне): Жавотта, ты? Браслеты я купил!

Анри: Должно быть, бредит. 

Казанова (так же): Но, если граф к тебе ещё приедет. А впрочем – чёрт с тобой!

Анри: И бог со мной! (рассматривает книги)
Что мы читаем? – Данте. –Ариост. «Значенье звёзд». – «Семь спутников скелета». Был или нет – У Аслюдея хвост…

Казанова: (так же): Тогда Розине подарю браслеты.

Анри (рассматривая всё на письм. столе): Перо очинено… Весы… Печать. А писем, писем! Полная корзина! А, женский башмачок! Хотел бы знать, как в башмачке одном дошла…

Казанова (во сне): Розина!

Анри: Два женских имени за пять
Секунд – и всё что-то шарит!
Не весело, должно быть, спать
С одною картой полушарий.
(наклоняется к лицу спящего, подносит свечу ближе)
Души и ветрености смесь
Над скольких Ев невинных – змеем стоял…
Ой, капнуло! Ой, я пропал! (гасит свечу).

Казанова (вскакивая): Кто здесь? На помощь! Воры! Смерть! Розина!

Анри (снова зажигает свечу):
И бог сказал: Да будет свет!
Ни воров, ни Розины нет, -
А просто нашалил светильник.
И перед вами – ваш сосед:
Гусар и бравый собутыльник.

Казанова: Я, кажется, заснул и видел сон? Как вы сюда попали?

Анри: Прямо в двери.
Но если здесь у вас заведено
Не в дверь ходить – могу уйти в окно.

Казанова: Вы вор?

Анри: Немножко.

Казанова: Странно, цепь цела
И перстень цел… Нет, вы не вор, - вы хуже,
Вы чей-то муж! – Нет, хороши для мужа!
Скажите же мне, сударь, что вам нужно?
Какая дурь сюда вас привела?

Анри (садится на диван):
Я странным недугом измучен:
Моя болезнь – бессонные дела.

Казанова:
Ну, побеседовали, - баста!
Идите, просыпайте хмель!

Анри: Скорей в могилу, чем в постель!

Казанова: И на затылок наложите пластырь.

Анри (певуче):
Нет, не залечит
Ласковый пластырь
Этого сердца и головы!
Ведь я бессонней самой совы!
Такой же, как вы,
Бессонных дел мастер!

Казанова: Так вы не муж?

Анри: Не муж.

Казанова: Не вор?

Анри: Не вор.

Казанова: И вы не кредитор?

Анри: Едва ли!

Казанова: Не муж, не вор, не кредитор, -
Зачем же вы сюда попали?
По звону шпор и по шнуровке
Гусар, очарованье дам.
Умалишённый – по речам,
И… ангелочек – по головке!

Анри: И ложь, и правда …

Казанова: Как певуч…
Ваш голос молодой… Но всё же –
Зачем вы здесь?

Анри: Зачем на землю нисходит лунный луч?

Казанова: Кто вы?

Анри: Я – лунный луч. Вольна мне всякая дорога…

Казанова: Кто вы?

Анри: Как спутница Земли – Луна,
Я – вечный спутник Казановы.
А для людей – гусар Анри,
Грош, по рукам ещё не стёртый…

Казанова: Но всё ж, дитя, какого чёрта сюда явились?

Анри: На пари!

Казанова: Пари?!

Анри: Казанова, взгляните в окно!
Как в мире безумно от лунного света!
Всё минет, всё канет… Не всё ли равно.
Пари – или нежность. Анри – Генриетта.
Казанова (прозревает):
Анри? –Генриетта?
(вскакивает)

Анри: - Оставьте! Не тронь!
Казанова (всё ближе):
Пари – или нежность?
Анри (отодвигается и смеётся):
Какое бесстыдство!
Ни то, ни другое. В страшнейший огонь
Гусаров и женщин ведёт – любопытство. 

Стук в дверь. Входит капитан. 

Капитан: Простите, сударь, за визит
В столь неурочный час полночный.
Всяк господин в своём дому.
Мне это свято, но всему
Виной – мальчишка сей порочный.
Чуть ночь настанет, быстр и бодр
Сей лодырь покидает одр
Свой, моему одру соседний.
Ищу, свищу – ответа нет,
А поутру – один ответ:
- Где был, племянник? – У обедни!
Что, сударь, скажете на это?

Казанова: Всё в мире – только имена!
Кто скажет: месяц, кто: луна…
Анри – сегодня, завтра – Генриетта.

Капитан: Что значит?..

Казанова: То, что без ума
Я, сударь, от сего гусара,
Что сон бессоннице – не пара,
Ну, словом, чтоб не тратить слов,
Я – Казанова, и готов
Платить казною или кровью.

Капитан: Я – воин, и чужой любовью
Не промышляю. Чтят любовь
И юность – старые венгерцы.
А проливать чужую кровь
Сегодня мне мешает сердце.
(Генриетте)
- Свободна!
(Выходит).

Анри (глядя в окно):
Кажется, погасла
Луна, нырнула в глубину…

Казанова: Я вас уже люблю!

Анри: У вас прелестный голос!

Казанова: А вы меня не любите!

Анри: Не всё
Так просто, под луною, Казанова!
Семь ступеней у лестницы любовной.

Казанова: Я на восьмой тогда!

Анри: И сотни тысяч,
И сотни тысяч вёрст меж «да» и «нет».

Казанова: Ещё ни разу не поцеловали! Я вас люблю!

Анри: Прелестные слова!

Казанова: А вы меня не любите!

Анри: …И губы.

Казанова: Я никогда так страстно не любил,
Так никогда любить уже не буду.

Анри (очень серьёзно):
Так – никогда, тысячу раз – иначе:
Страстнее – да, сильнее – да, страннее – нет.
(Казанова тянется к ней. Анри отстраняется.)

Анри: Нет, нет, - как лунный луч: когда заснут.
Не забывайте: мы авантюристы:
Сначала деньги, потом – любовь.

Казанова (падая с облаков): Какие деньги?

Анри: За любовь. Но долгом
Своим считаю вас предупредить:
Никак не ниже 10 цехинов.

Казанова: Тысячу!

Анри: Мало.

Казанова: С этим перстнем!

Анри: Мало!

Казанова: Тысячу – цепь – и перстень…

Анри: Мало!

Казанова: Чёртов вчерашний проигрыш!
- И пряжки!

Анри: Мало!

Казанова (в отчаянии): И этот ларчик!

Анри: Мало! Мало! Мало!

Казанова: Чего же вы потребуете?

Анри (упирается пальчиком в его грудь):
Душу
Сию – на все века, и эту
Турецкую пистоль – на смертный выстрел…
Даёшь?

Казанова: Даю.

Анри: И не отнимешь?

Казанова: Нет…

Анри: Ну-ну, чтоб у меня не плакаться потом,
Что плата высока не по товару!
Нагнитесь.
(Казанова склоняет голову).
Это первый поцелуй в безумный лоб, чтоб мудрым был и добрым
(Выходит).

Казанова (вслед уходящему Анри): Ты поклялась свести меня с ума.
(Стук в дверь).

Казанова (бешено): Кто там?!

Капитан: Я снова. Капитан.

Казанова: Ах, это вы? Войдите.

Капитан: Хотелось всё же мне по поводу
Событий этих – по душам –
Как друг – потолковать.
Вы разрешаете?

Казанова: Весь вниманье.

Капитан: Сие созданье любит вас.

Казанова: Создание сие – невеста мне!

Капитан (невозмутимо):
Должно быть, мать
Что ль у неё до времени скончалась,
Иль просто колыбель её качалась
Под бурным небом, - словом, быль темна.
Послушна, как дитя, добра, умна,
Старик Гораций ей слагал бы оды! –
Но вдруг мужскую надевает моду,
По окнам бродит, как сама Луна,
Трезва за рюмкой, без вина – пьяна…

Казанова (с угрозой):
Нельзя ли поучтивей, старина?

Капитан: (так же невозмутимо):
То в честь Платона составляет вирши,
То – молнией в седло. – Куда? – Приказ!
Жду час, жду два. – Влетает.

Казанова: Ну?

Капитан: Дралась с польским временщиком за командиршу.

Казанова: Как в руки вам достался этот клад?

Капитан: Я жил тогда, недели три назад,
В Чивите-Веккии, в гостинице…
(щёлкает пальцами).

Казанова: Да шут с ней, с гостиницей!

Капитан: И вот, с косичкой куцей –
Гусар по лестнице, за ним –
(пауза, и блаженно)
- ещё гусар.
Вы хороши, я нет. Вам двадцать лет, я стар, -
Но молод или нет, - всяк вправе быть убитым!
Сражён! – Заворожён! – Железняком к магниту
Тянусь. Тот впереди, а наш Анри за ним.
Сигарный дым прошёл, -
Но в сердце что за дым
Пошёл, когда она, ресниц скосивши стрелы,
Меня, как невзначай, своим плащом задела…
С тех пор не расставались.

Казанова: Так… А кто она? Откуда?

Капитан: Мрак.
Туман. Обман. – Роман, быть может.
Быть может, злостный опекун,
Иль зверский муж, - ей мало лун,
Но этот век безумно прожит!
(Входит переодетая в женское платье Генриетта-Анри).

Генриетта: Позвольте мне вас потревожить,… синьоры.
(Казанова и капитан встают, столбенеют.)

Капитан: Молния и мрак! Санта Мадонна! Конь и шпоры!
Ах я подлец! Ах я дурак!

Казанова: Божья мать!

Капитан: Как быть? – Куда глаза девать?

Казанова: Сонм небесных сил!

Капитан: Клянусь, никто одежды женской с таким величьем не носил! Ну… мне пора.

Генриетта (светски):
Так скоро?

Казанова: Отчего так спешно?

Капитан: Что делать – срочные дела.
(Казанове)
Мне ваша молодость мила.
(Генриетте)
Я ваш поклонник безутешный.
(Выходит).
(Казанова подходит к Генриетте, надевает на неё кольцо.)

Казанова: Сегодня колечко, а завтра запястье.

Генриетта: Сегодня безумье, а завтра – бесстрастье.

Казанова: Смотрите – за новым
К другим Казановам
В окошко не лазьте!
Генриетта: Я больше не вор и не кошка, -
Я ваша раба…

Казанова: Судьба ты моя!
Генриетта, взгляд опущен…
Ты несчастна?

Генриетта: Я счастлива – но тихо. И надолго ль?

Казанова: Ты не веришь, верно, думаешь – я грубый,
Я буду нежным, буду страшно осторожным.
Волком был, а буду – шёлком.
(Встаёт на колено и целует ей руку.)
Танец в конце (2-е героев).

Список литературы:
1) Мольер. Комедии. — М., «Детская литература», 2006. — 304 с.
2) М. Цветаева. Конец Казановы. — СПб., «Азбука», 2000. — 336 с.
3) Николай Гумилев. Стихотворения и поэмы. — Ленинград, 1988. — 632 с.
Солдатова Марина Евгеньевна02.01.2014 14090 Текстовые сценарии мероприятий
Всего комментариев: 0
avatar