РАЗРАБОТКИ

Другие модули


О некоторых современных тенденциях и методах работы учителя физики

О некоторых современных тенденциях и методах работы учителя физики

1. Актуальность темы.

Как известно, в России две беды … В школьной физике их не меньше, но аналогия, конечно, не полная. Во-первых, ввиду небольшой зарплаты и низкого социального статуса средний учительский возраст повышается, а это неизбежно приводит к профессиональной усталости, к «выгоранию», к потере интереса к творчеству.

Вторая беда – это ЕГЭ, но не само по себе. Введение ЕГЭ имеет больше положительных сторон, чем отрицательных и есть надежда, что КИМы и процедура ЕГЭ со временем эволюционируют в лучшую сторону. Пока же многие учителя, в том числе и учителя физики, имеют справедливые претензии к тому и другому.

Методы контроля знаний и умений ученика в значительной степени определяют методы обучения. К сожалению, в КИМах ЕГЭ, отсутствует экспериментальная часть. Конечно, не стопроцентно, но она полностью теоретизирована. Отсутствует комплексная проверка практических умений спланировать эксперимент, провести измерения, оценить достоверность полученных результатов и сделать обоснованный вывод. Для выполнения некоторых заданий ЕГЭ требуются только элементы этих умений, не более того. Причем подобных заданий всего-то 2-3 и они обычно включены в части «А» и «В», допуская тем самым угадывание правильного ответа, что для «набившего руку» ученика, сделать не так уж и трудно. Поэтому ЕГЭ, в отличие от ушедших в прошлое школьных устных экзаменов, не нацеливает учителя на выработку у учеников прочных экспериментальных умений и навыков.

Не смотря на отсутствие тщательного контроля таких умений, опытные учителя знают, что если хочешь добиться глубокого понимания учебного материала, то невозможно обойтись без систематически организованной экспериментальной работы.

Понимание – это многоуровневое динамическое состояние сознания. Вот только что "ничего не понимал" и ВДРУГ понял. Откуда пришло понимание (озарение)? Что при этом произошло в голове? Это пока одна из загадок для ученых, изучающих работу мозга. Не зря говорят, что есть те, кто доказывает теоремы, а есть еще те, кто их формулирует.

Нередко бывает так, что накопив жизненный опыт, начинаешь понимать то, что, казалось бы, понимал и раньше, но по-иному. Глубоко сопереживать другому человеку (понимать его) может только тот, кто пережил подобное со-стояние в своей жизни, кто уже имеет подобный духовный, нравственный, практический опыт. В противном случае "понимание" будет более внешним актом, чем внутренним и осознанным. Видимо, поэтому классическая русская литература так трудно воспринимается в детском возрасте – ведь для её "понимания" просто не хватает жизненного опыта. И передать его на словах невозможно.

Процесс понимания глубоко индивидуален и субъективен. Каждый понимает то, что видит, исключительно на основе своего прошлого опыта. Чем больше человек видел в жизни разнообразных явлений и стремился их объяснить, чем с большим количеством образованных людей общался, тем больше у него шансов "понять" неведомое. Даже в совершенно новой ситуации и незнакомой обстановке мы пытаемся применить уже имеющийся опыт поведения в сходных ситуациях.

Ведущую роль здесь играет ассоциативное мышление. Способность к такому мышлению в значительной степени заложена в ребенке от рождения. Простые детские загадки один ребенок с полуслова щелкает как орешки, а другой и с десятого раза не может угадать, о чем идет речь. Кроме того, тот, кто держал в руках ножницы и неоднократно пользовался ими, имеет гораздо больше шансов отгадать загадку про «два конца, два кольца, посередине гвоздик».

Физический мир дан нам в ощущениях, скудость экспериментальной учебной работы лишает ученика этого богатства. А только на такой основе возможно сильное мышление, в полной мере использующее ассоциативные связи. Не каждому дано увидеть океан в капле воды.

Наша духовная жизнь проходит в материальном мире. Их взаимосвязь никто не подвергает сомнению. Человек развивается, наблюдая явления природы, играя с материальными предметами, общаясь с другими людьми. При этом он получает тактильную, визуальную, слуховую, вкусовую информацию. Таким образом, у каждого из нас формируется своя система мировоззрения и понимания мироустройства. Если нарушена работа любого из органов чувств, развитие замедляется, становится ущербным, а восприятие мира – искаженным. Попробуйте узнать на лужайке травку, описание которой вы прочитали в книге и даже видели рисунки и фотографии. Даже если и узнаете правильно, то не будете стопроцентно уверены, что это именно она. А вот если вам её показали, если вы её щупали, нюхали и пробовали на вкус, то вы без труда узнаете это растение всегда и в любой его модификации.

Практическая часть в системе школьного естественнонаучного образования пока еще падчерица. Проведены ли лабораторные работы с должным качеством и отдачей, выполнена ли практическая часть учебной программы и насколько полно, это зачастую остается на совести учителя и обеспечивается, в основном, его энтузиазмом. Кроме того, при современном развитии информационных технологий существует большой соблазн подмены настоящего «мультимедиа» – работы с натурой – показом презентаций и фильмов.

Бесспорно, ядерный реактор и ускоритель на демонстрационный стол не поставишь, но ведь и то, что можно показать, показывают далеко не всегда, ссылаясь на разруху, безденежье и недостаток времени. Поэтому и растут начитанные всезнайки ни о чем, и практические неумехи.

Не меньшее, а, может быть, большее значение для системы школьного образования имеют методы контроля работы учителя. Не существует общепринятых, и считающихся объективными, критериев оценки. Возможно, их и не может быть. Не прекращаются же споры о том, что есть педагогика – ремесло, технология или искусство. Главное в контроле труда учителя, не столько выявить недостатки, сколько предложить приемлемые способы их устранения. После всевозможных мониторингов, аттестаций и аккредитаций учитель вместо помощи нередко получает только угрозы увольнения и снижения зарплаты. Наказывать у нас умеют и любят, а вот предлагать реальную помощь как-то не принято. Чем, кроме самообразования и малопродуктивных стандартных курсов повышения квалификации может воспользоваться учитель? Ведь, во-первых, перенять положительный опыт чьей-либо работы можно только участвуя в этой работе, никак иначе. Никакие мультимедийные описания новых методических приемов не могут заменить живого участия и не-посредственного общения, а такой возможности по разным причинам лишены многие учителя.


2. Об оснащении лабораторий кабинетов физики.

Лаборатория, а лучше сказать, экспериментальная база школьного кабинета физики создается не за один год, а в результате хорошо спланированной многолетней работы. Причем учитель, прикладывая усилия в этом направлении, далеко не всегда встречает должное понимание и уважение со стороны администрации.

Автору довелось повидать много школьных физических кабинетов и лабораторий – ухоженных и взлелеянных так, что трудно оторвать взгляд от полок с оборудованием, и таких, что, как говориться, без слез не взглянешь. Только по пыльным останкам знакомых приборов можно догадаться, что именно эта комнатка и считается лабораторией.

В настоящее время в условиях рыночной экономики существует довольно много предложений приобрести готовые комплекты новых приборов для фронтальных и демонстрационных экспериментов, но есть и причины, препятствующие их внедрению в учебный процесс. Во-первых, при высоких ценах на многие приборы их качество в таких комплектах напоминает одноразовые детские конструкторы. А стоит выйти из строя одному прибору или одной детали, простаивает весь комплект, пока не найдется должная замена.

Изготовители, естественно, стремятся уменьшить себестоимость продукта, но они, видимо, не понимают, что для школьных приборов существует некий «порог прочности», определяемый умело-шаловливыми детскими ручками. Во-вторых, почему-то современными ТСО считаются, в основном, компьютеры. Но ведь без датчиков, и без понимания принципов их работы, без умения работать с соответствующим программным обеспечением применение компьютера сводится к его работе в качестве телевизора, калькулятора, пишущей машинки и т.п., но только не как измерительного прибора, способного сразу же показывать динамику изменения многих параметров процессов. Т.е. учитель должен в совершенстве овладеть методикой работы с новым оборудованием. А нужно ли это учителям предпенсионного возраста, которых становится все больше и больше? В-третьих, как обзавестись нужным оборудованием? Как убедить школьную администрацию в необходимости потратить на это деньги – тот еще вопрос. Видимо не зря всем учителям физики, хорошо знакомо выражение «выбить средства». Такое умение – настоящее боевое искусство.

3. О работе и ставке лаборанта в школе.

Лаборант, работающий только в лаборатории, и получающий при этом достойную заработную плату – голубая мечта учителя физики. Обычно ставку лаборанта в школе получает кто угодно, только не лаборант. Деньги эти мизерные, найти человека, согласного добросовестно за них трудиться не стоит и надеяться. Хорошо, если ставка лаборанта, или хотя бы её часть, достается учителю-естественнику. Тогда с него можно что-то спросить в плане выполнения лабораторных работ в полном объеме. Но нередко бывает и так, что учитель не получает этой добавки к зарплате, что неизбежно приводит к деградации имеющегося лабораторного оборудования, не говоря уж о его обновлении, модернизации и методике использования. Многие учителя прекрасно понимают вред «мелового» естествознания и стараются не допускать такого перекоса в своей работе, но их усилия в этом направлении чаще всего мотивируются и поддерживаются только их собственным энтузиазмом.

Где взять хорошего лаборанта? Как обычно, «с улицы»? На первый взгляд, должность лаборанта не требует особой квалификации и длительного обучения, но это не так. В первый год работы лаборант попадает в малознакомый ему мир лабораторного оборудования и «законно» мучает учителя своей неумелостью и постоянными вопросами при подготовке и настройке оборудования, наживая при этом драгоценный опыт. Учитель же вынужден тратить свое время, обучая лаборанта необходимым навыкам. Но какова отдача от этих трат, если должность лаборанта «проходная», долго на ней мало кто задерживается – год-два от силы.

Может быть, имеет смысл вести в системе профессионального образования такую специальность – школьный лаборант. Конечно, для этого нужен не только приказ о её введении, но и обеспеченность спроса на неё. Уверен, что качество естественнонаучного образования немало при этом выиграет. Мало того, такая специальность и приобретенные навыки работы могут послужить первой ступенькой в качественной подготовке будущих учителей-естественников.


4. История физики – неисчерпаемый ресурс в развитии интереса к науке.

Наш Ньютон! С какой гордостью это произносят англичане. Часто ли можно услышать подобное о наших ученых, внесших огромный вклад в мировую науку? История Российской физики обширна, к тому же, вклад российских ученых в мировую науку тоже не мал, но история физики – на задворках ЕГЭ и в примечаниях мелким шрифтом на краях страниц учебников. Знание же фактов биографий известных ученых – зародыш интереса к предмету, к собственному развитию.

Многие ли сегодняшние ученики могут узнать по портрету или по фотографии известного ученого-физика? В методической литературе иногда встречаешь рекомендации делать стены кабинетов физики ровными и чистыми от информации (не отвлекающими?). Но разве может отвлечь привычное глазу? Каждый из нас легко воспроизведет в своей памяти тот кабинет физики, в котором прошло пять важнейших школьных лет. С одной стороны, однообразие действительно надоедает, а с другой – настенная информация невольно впечатывается в память навсегда.

К тому же, портреты – это не только память об известных ученых, но и понимание их достижений, знание фактов их биографий, знание места и методов их научной работы. Это уважение к их таланту, к упорству, благодаря которому и возможны научные открытия.


5. О конкурсах, олимпиадах и межшкольных соревнованиях как о системе работы с одаренными детьми и методах их выявления и развития.

Когда произносят слово «соревнование», то при этом чаще всего говорят о спорте. Но ведь соревноваться можно в чем угодно. Открыв книгу рекордов Гиннеса, поражаешься человеческой фантазии, точнее, человеческим причудам и силе страсти к соревнованию, к первенству. Стремление быть первым хоть в чем-нибудь – это мощнейший стимул к совершенству, к развитию. Это заложено в человеке природой. Учителю остается только определить направление этого развития и правила игры. По большому счету, вся жизнь – соревнование. Потенциал воспитательного воздействия соревнования огромен. Возможно, сейчас он недооценивается и используется в воспитательной и учебной работе не в полной мере.

Один из видов соревнования – предметные олимпиады позволяют проявить себя талантливым и одаренным детям, но сколько-нибудь заметного влияния на повседневную школьную жизнь они не оказывают, поскольку имеют индивидуальный характер и не захватывают всех. В них участвуют, как правило, одни и те же дети, и часто – с неохотой. На первом (школьном) этапе соревноваться с хорошо знакомыми одноклассниками не интересно, ведь в этом случае результат нередко заранее известен или легко предсказуем. Пропадает интрига. Кроме того, школьные этапы олимпиад проходят один раз в год, а детям и подросткам нужен не далекий возможный успех как результат многолетних упорных тренировок (труднейшего учебного труда), а успех сиюминутный, в крайнем случае – завтрашний. Только тогда они будут «гореть», показывая чудеса работоспособности, полностью выкладываясь и удивляя всех неординарными творческими идеями.

Сколько талантливых людей прозябает, занимаясь не своим делом, иногда даже не подозревая о своих способностях или не желая менять уже сложившийся образ жизни? А сколько бесталанных мозолят всем глаза на своих должностях, талантливо создавая вид незаменимых? Сколько школьников и студентов учат правила и формулы только для того, чтобы сдать экзамен и счастливо забыть выученное? Какая-то польза в этом есть, но к.п.д. такого учебного труда безумно низок. Системных предметных конкурсов, школьного и межшкольного уровня, где можно было бы «показать себя» – кот наплакал. А без них трудно выявить способных и одаренных. Проектная деятельность немного улучшает ситуацию, но к методике её внедрения очень много претензий и критических замечаний.

Если мы хотим выявить одаренных и способных, то нельзя жалеть сил и средств на организацию всевозможных регулярных (желательно еженедельных) всевозможных соревнований между школами и районами. И не только спортивных. Это должны быть предметные и профессиональные межшкольные и межрайонные соревнования – олимпиады, бои, конкурсы, выставки, да что угодно, лишь бы у детей возникало (пусть сначала вынужденно) стремление к развитию. Участие и победы в таких соревнованиях, а также заложенное природой стремление к победе – реальный путь и мощнейший стимул к развитию. Любые соревнования выявляют наиболее одаренных детей, и задают им вектор личного развития в соответствии с их природными способностями, и с пользой для общества. Отдачу от участия в таких соревнованиях переоценить невозможно. Они скрепляют школьный коллектив, а новые знакомства расширяют для детей реальный мир (особенно для сельских) дают хорошие шансы приобрести друзей, связанных общими интересами и как нельзя лучше скрепляют общество в целом. В большинстве развитых стран регулярные по-ездки на экскурсии и межшкольные соревнования в воскресные дни – общепринятая норма, обеспеченная соответствующими статьями расходов в бюджетах школ.

Хорошо проведенные соревнования окрыляют и учеников, и учителей, делают их нужными друг другу. Когда, спустя годы, учителя встречаются с выпускниками, то чаще вспоминают не уроки, а совместно пережитое – походы, смешные случаи, слезы поражений и счастье побед.

6. О недооценке экскурсий и об особенностях этого направления работы учителя и школы в целом.

Ресурсов по части организации различных экскурсий, в принципе, много, но как сделать их доступными как ими умело воспользоваться? Все начинается со знания учителем материальной базы (промышленных объектов) района и области, с его умения связать изучаемую тему с характером деятельности предполагаемых объектов экскурсий. Организация экскурсии начинается с визита учителя на предприятие для беседы с его руководителем. Причем лучше идти и общаться лично, чем звонить по телефону. Отказать, глядя в глаза, не каждый начальник может. После успешной дипломатической миссии – достижения устной договоренности – необходимо составить и послать письмо от школы в адрес руководителя предприятия и получить его письменное согласие на проведение экскурсии. Затем необходимо согласовать время экскурсии, маршрут и способ следования группы учеников туда и обратно. Потом нужен проект приказа по школе с указанием количества экскурсантов, приказ руководителя предприятия, официальный приказ по школе. На всех этих этапах учителю приходится проявлять упорство и настойчивость, т.к. многие отмахиваются от учителя как от назойливой мухи. Почти ни у кого, кроме него и детей (и то не всех) нет особой заинтересованности в таком «мероприятии», особенно, если оно проходит во внеурочное время.

Возможные интересные объекты экскурсий с точки зрения физики: энергетические станции (ТЭЦ, ГЭС, ГРЭС); транспортные, промышленные и сельскохозяйственные предприятия, лаборатории вузов и колледжей; объекты теле- и радиосвязи; локомотивные и вагонные депо; медицинские учреждения, особенно диагностические центры; музеи. Кто ищет, тот всегда найдет…


7. О нематериальном стимулировании. Обращение беззастенчивого учителя.

Сколько бы ни вырастил учитель кандидатов наук, докторов и академиков, его зарплата от этого не изменится. Скажут доброе слово к празднику, и на том спасибо. Энтузиазм советской закалки, конечно, крепок, но не вечен.

Уважаемые преподаватели технических вузов! Деканы и ректоры!

Вы прекрасно знаете, как отличаются наши выпускники, а ваши первокурсники, по духовной организации, по учебным умениям и по способности понимать вас на лекциях, семинарах, и особенно на физпрактикумах. К сожалению, не многие из них, приходя в лаборатории на практические занятия, легко и привычно собирают электрические цепи и неплохо разбираются в системах, шкалах и погрешностях измерительных приборов и установок. Далеко не для всех привычно упорство в учебе. Учить мотивированных, упорных и обладающих развитыми учебными навыками студентов – одно удовольствие. Им только подкидывай материал, да указывай направление работы.

Научная мысль России, и её инженерный корпус сильны, если высоки требования и умения вузовских преподавателей, а их работа, в свою очередь, обеспечивается количеством и школьников с высоким уровнем знаний и практических умений, а также способных к тяжелому учебному труду.

Реки питаются родниками, подчас совершенно незаметными. Не сочтите за труд писать благодарственные письма по месту бывшей учебы способных студентов в адрес тех, кто воспитывает «рукастых» и сообразительных. Поверьте, делать это не просто, и такая работа в значительной степени основана на личном учительском упорстве и таланте.

Назаров Александр Иванович13.07.2012 15880 Про Нашу школу
Всего комментариев: 0
avatar