РАЗРАБОТКИ

Другие модули


Образ А.С.Пушкина в лирике Б.Ш.Окуджавы.

Образ А.С.Пушкина в лирике Б.Ш.Окуджавы.

Погружение в «золотой век» русской поэзии для Б.Окуджавы было не только органичной, но единственно возможной формой существования. Поэзия Окуджавы черпает силу в «кроветворных органах» 19 века, поэтому образ А.С.Пушкина занимает особое место в его лирике. И, безусловно, поэзия Пушкина сыграла огромную роль в формировании поэтического мира Булата Шалвовича, хотя позже он признавался, что прочувствовал всю глубину гениальной пушкинской простоты лишь в сорок лет: «Пушкина я по – настоящему открыл для себя поздно, в сорок лет. Хотя читал его с детства и думал, что люблю. Но именно думал. Оказалось, что я его не знал, не понимал, а просто участвовал в общем хоре. А в сорок лет я почувствовал Пушкина и стал перечитывать его другими глазами. Как стихи моего близкого, хорошего знакомого, как стихи дорогого мне человека, чья трагедия аукнулась во мне очень сильно…Я вижу в Пушкине для себя идеал. Он недостижим, но важно стремление приблизиться к нему. И потом Пушкин для меня – колоссальная личность во всех отношениях, и в литературном, и в человеческом.[5; 120].

Как писали А. Скобелев и С. Шаулов, «мудрая гармония уютного мира Булата Окуджавы, основанного на доброте и ясности человеческих отношений, утверждение целесообразности и вечности людской жизни на земле <...> напоминает пушкинское отношение к жизни»[39; 5]. Пушкин для Окуджавы — мерило, эталон, ориентир, данный миру «на то, чтобы доказать собою, что такое сам поэт <...>, что такое в существе своём поэт, это чуткое создание, на всё откликающееся в мире и себе одному не имеющее отклика». Близки этому пониманию слова Ю. Айхенвальда: Пушкин — «эхо мира, послушное и певучее эхо, которое несётся из края в край, чтобы страстно откликнуться на всё <...>[50;27]. Пушкин ответил <...> на дело Божьих рук — признанием и восторженной хвалой, <...> воплотил в своём поэтическом слове мировую гармонию». Светлому, гармоническому реализму Пушкина Окуджава старается следовать всегда. «Я не литературовед и не могу объяснить своё внутреннее притяжение к Пушкину»[59;134], — признаётся поэт.

Ю.М.Лотман – известный филолог, исследователь истории русской литературы 18- 19 веков, автор прекрасных литературоведческих трудов, посвященных творчеству Н.М.Карамзина, А.Н.Радищева, А.С.Пушкина, М. Ю. Лермонтова, сказал однажды: »…а, на мой взгляд, лучше всех Пушкина понял не исследователь, а поэт – Булат Окуджава. В его стихотворении «Александру Сергеичу хорошо, ему прекрасно…»больше понимания личности Пушкина, чем во многих академических трудах…» [40; 121].

И действительно образ А.С.Пушкина у Б.Окуджавы единый и правдоподобный. Стихотворение напоминает нам о важных моментах жизни Пушкина. Первые два четверостишия соотносятся с жизнью Александра Сергеевича в деревне. Возможно это пребывание и проживание в псковском имении Михайловское:

Александру Сергеичу хорошо!
Ему прекрасно!
Гудит мельничное колесо.
боль угасла,

баба щурится из избы,
в небе – жаворонки,
только десять минут езды
до ближайшей ярмарки…

Атрибутами деревенской жизни являются мельничное колесо, избы, жаворонки, а также в стихотворении прослеживается некая удаленность от городской суеты (до ближайшей ярмарки ехать нужно десять минут). Что касается слов «боль угасла», то эта боль вызвана следующими событиями: страсть к Е.К.Воронцовой, интриги вокруг Пушкина со стороны А.Н.Раевского, отставка.

Б.Окуджава пишет вот теперь Пушкину хорошо, он вдали от всех интриг и событий действительности, теперь он нашел уединение и смог осмыслить все обстоятельства, которые дали ему материал для творчества.

В третьем четверостишии автор стихотворения восхищается талантом Пушкина, его литературными способностями:

У него ремесло первый сорт
и перо остро.
Он губаст и учен как черт,
и все ему просто…

Действительно известный факт, что именно в период нахождения в Михайловском Александр Сергеевич написал много замечательных произведений: завершил стихотворения (в том числе и стихотворение «Пророк»), поэму «Цыганы», «Граф Нулин», романы «Евгений Онегин» и «Борис Годунов» и другие. Окуджава отмечает, что творчество А.Пушкина высокого качества, а также отмечает скрытые, сверхъестественные способности гения, сравнивая его с чертом.
Четверостишие

…жил в Одессе, бывал в Крыму,
ездил в карете,
деньги в долг давали ему
до самой смерти…

точно отражает биографические сведения об Александре Сергеевиче. В июле 1823года Пушкин был переведен по службе в Одессу, где он прожил около года. Кроме этого, в 1820 году он вместе с Н.Н.Раевским находился на Кавказе и в Крыму.

Отразил Б.Окуджава в своем стихотворении и цензуру, под которую попал А.С.Пушкин:

…Очень вежливы и тихи,
делами замученные,
жандармы его стихи
на память заучивали!

Весной 1820 года тучи над поэтом сгустились. Он вызван к военному генерал- губернатору, гражданину М.А.Милорадовичу для объяснения по поводу широко распространившихся в списках его политических стихотворений. Пушкину грозила ссылка в Сибирь и лишь усилиями старых друзей (Карамзина, Чаадаева, Глинки) удалось заменить ее переводом по службе из Петербурга в Екатеринослав (ныне Днепропетровск).

Б.Окуджава упоминает в своем стихотворении о встрече Александра Сергеевича с царем. И действительно такая встреча была[59;177]. В ночь с третьего на четвертое сентября 1826 года в Михайловское прибывает нарочный от псковского губернатора Б. А. Адеркаса: Пушкин в сопровождении фельдъегеря должен явиться в Москву, где ожидал коронации новый император, Николай I.Восьмого сентября, сразу же после прибытия, Пушкин был доставлен к царю для личной аудиенции. В разговоре сглазу на глаз, который в основных чертах по позднейшим свидетельствам поэта и царя, Пушкину по возвращении из ссылки гарантировалось личное высочайшее покровительство и освобождение от обычной цензуры («Я сам буду твоим цензором»,- сказал царь). Даже заявление поэта о том, что 14 декабря 1825 года, будь он в Петербурге, он непременно встал бы в мятежное каре, было принято с показным одобрением за откровенность. Намекнув на перспективу близких реформ и возможное прощение осужденных, царь приглашал поэта в союзники новой государственной программы либерализации страны.

И Пушкин вступает в такое соглашение, поверив царю уже потому, что это отвечало собственным убеждениям в необходимости - под силой обстоятельств - государственных преобразований. Александр Сергеевич понимал, что примирение с опальным поэтом было по- своему необходимо императору, чтобы успокоить общественное мнение, возбужденное правительственным террором против декабристов, но видел в таком соглашении симптом мудрой политики.
Также Б.Окуджава отразил и любовные отношения Пушкина, трагический исход дуэли. Да Александр Сергеевич питал чувства ко многим женщинам, но женился на Наталии Николаевне Гончаровой. Назревал у него конфликт со светской чернью. Внешне он сводился к случайному происшествию: наглому ухаживанию за женой поэта светского повесы француза Ж.Дантеса, принятого на службу в один из самых привилегированных полков русской гвардии благодаря высокому покровительству усыновившего его голландского посланника барона Л. Геккерена. 27 января 1836 года состоялась дуэль между Пушкиным и Дантесом, Александр Сергеевич был смертельно ранен и через два дня скончался. А.С.Пушкин умер, но память о нем жива, его произведения читали, читают, и будут читать.

Б.Окуджава утверждает, что смерть Пушкина не напрасна:

Он умел бумагу марать
под треск свечки!
Ему было за что умирать
у Черной речки.

В стихотворении «Счастливчик Пушкин», написанном в 1967 году автор рисует образ гениального поэта. Для того чтобы передать образ Пушкина, каким он представляется поэту, Окуджава использует художественные средства, которые проявляются на разных уровнях стихотворения: фонемном, графическом, лексическом, морфологическом.

На фонемном уровне это аллитерация и ассонанс. Повторяются звуки < с >,< р >,< г >, < о >,< у >. Слова, в которых встречаются эти звуки, произносятся с особой интонацией, они выделяются из общего потока слов, создают настроение всему произведению.

На графическом уровне это внешний облик стихотворения, расположение строк, чередование заглавной и строчной букв в начале каждой строки.
На лексическом - использование эпитетов (красивая женщина, чинная любовь), слов-символов (треск свечи связан со свечой- символом «поэтического горения», мельничное колесо символ широкого охвата, духовного просветления, течения времени, символизм колеса связан с символикой птицы- жаворонка, значение которого можно интерпретировать как пробуждение души самого Пушкина).

На морфологическом уровне - использование глаголов прошедшего времени (жил, бывал, ездил, давали), кратких форм прилагательных (губаст, учен), собственных имен (Одесса, Крым, Черная речка), устаревшую лексику (карета, царь), что способствует объективности.

Стихотворение богато и изобразительно- выразительными средствами: эпитетами (красивая женщина, чинная любовь), повторами, тавтологией (любил любовью), гротеском («деньги в долг давали ему до самой смерти»), абсурдом (жандармы его стихи на память заучивали).

В целом стихотворение представляет собой монтаж отдельных наиболее важных моментов жизни А.С.Пушкина. Б.Окуджава сначала называет образ счастливчика, затем, посредством отдельных кадров монтажа, средств языка, раскрывает, в чем же заключается его счастье, то есть рисует образ счастливчика. После этого, автор создает оппозицию смерть- бессмертие: смерть - биологический конец жизни, бессмертие- состояние, которое свойственно немногим, избранным.

В этом стихотворении видели то полемику с трагическим представлением о поэте, чьи «отдельные неудачи среди сплошных удач» компенсированы радостью творчества, то пародийную вариацию на тему штампов пушкинской биографии, то гротеск – ничего себе счастливчик, с жандармами, личным надзором государя и мучительной гибелью, – но никто еще, кажется, не обращал внимания на то, что это сочинение являет собой горькое сетование на собственную поэтическую судьбу.

Слово «зависть» не вяжется с характером и обликом Окуджавы, но здесь он, кажется, явно сравнивает участь Пушкина с тем, что выпало русским поэтам сто с лишним лет спустя. «Счастливчик! Везунчик!» – говорим мы о том, кому завидуем; о том, чьи радости и даже горести гармоничны и потому становятся стимулом для искусства, переплавляются в него. Поэтическая судьба Пушкина, в самом деле, идеальна – Окуджаве и его современникам досталось совсем другое. Счастье в том, что жандармы во времена Пушкина действительно были вежливы и тихи, и выполнение жандармского долга не мешало им понимать, с кем они имеют дело; Николай I действительно время от времени давал поэту аудиенцию и прислушивался к нему; «и даже убит он был красивым мужчиной» – то есть сама смерть его была обставлена романтически, став красивым завершением красивого пути. И главное – ему было за что умирать, понятие чести было живо и для него, и для и для его современников, – а за что умирать нам, в мире безнадежно скомпрометированных понятий, солгавших обещаний, извращенных ценностей?
Образ счастливчика у Окуджавы схож с представлениями о нем у самого Пушкина. Так в стихотворении «Блажен, кто в шуме городском …»(«Из письма к кн.

Вяземскому») лирический герой Александра Сергеевича мечтает уйти от суеты, от городского шума. А.С.Пушкин в этом стихотворении не однозначен во взгляде на счастливчика:

  1. Счастливым можно быть наедине с собой, среди природы, где тишь и благодать;
  2. Счастливым можно быть только среди людей, которые признают и ценят твой талант.

Такое впечатление, что в душе лирического героя происходит борьба, сам же А.С.Пушкин признает два понятия счастливого человека. Кто-то наслаждается уединением и счастлив этим, а кто-то предпочтет шумное, веселое, городское времяпрепровождение. В жизни должно присутствовать и то и другое.

Причем, счастливчик Пушкина ассоциируется с блаженным человеком, но который имеет связь с Богом, имеет божью милость. Блаженный, значит, непонятен окружающим, значит, отмечен самой судьбой. У Пушкина в этом стихотворении образ счастливчика романтизирован: мечта об уединении, связь с природой, двоемирие.

Образ счастливчика в данном произведении А.С.Пушкина близок самому автору, а счастливчик – это образ творца, для которого важен и покой (душевный, творческий), и всеобщее признание окружающих.

В стихотворении «Счастлив ты в прелестных дурах» образ счастливчика Александр Сергеевич рисует как образ молодого повесы, которого привлекает веселая жизнь, развлечения. Этот счастливчик готов играть с судьбой, со смертью. Счастливчик-это примета пушкинского времени, примета молодого человека того времени. И этот образ реален, он – образ молодых людей 19 века.

В стихотворении «Элегия» образ счастливчика многогранен. Счастлив тот, кто:

  • живет в согласии с собой;
  • отмечен судьбой;
  • ведет « красивую жизнь»;
  • любим и любит.

Таким образом, у А.С.Пушкина такой счастливчик:

  1. Он отмечен судьбой, поэтому жизнь не огорчает его, несмотря на все трудности жизни;
  2. Живет в согласии с самим собой и с окружающими; гармония в душе счастливчика;
  3. Обладает творческими способностями, чем-то наделен свыше.

Счастливчик Булата Окуджавы близок к пушкинскому, близок к образу самого Пушкина. Таким образом, можно говорить о создании Б.Ш.Окуджавой внутреннего мира А.С.Пушкина. Несмотря на все события, происходящие в жизни Александра Сергеевича, на его творческие кризисы, он не изменил своему мироощущению, не потерял свою духовность, скорее, наоборот, она крепла в нем. Пушкин, как демиург, творец, всю свою духовность, свое миропонимание, эмоции и чувства воплотил в своих произведениях.

В стихотворении «Былое нельзя воротить, и печалиться не о чем…» Б.Ш.Окуджава выказывает свое отношение к эпохам, к историческому течению времени, в котором присутствуют нотки грусти, сожаления, ощущение неизбежности изменений. Мечта о встрече с Пушкиным выражена в этом стихотворении Окуджавы. Мысленное общение с дорогим литературным родственником из прошлого вдохновляет поэта более, чем застолье с современниками: «А все-таки жаль, что нельзя с Александром Сергеичем / поужинать в «Яр» заскочить хоть на четверть часа». Поэт ностальгирует и по старой Москве, вместе с которой ушел Пушкин: «А все-таки жаль, что в Москве больше нету извозчиков…».

Лирик, склонный к стилевой раскованности, стремится реанимировать Пушкина в возможной полноте его жизненных проявлений: как личность, как характер, как почерк… Пушкин в книжной обложке, бывший желанным собеседником в каждой русской интеллигентной семье, нужен творческим современникам Окуджавы, чтобы «открыть нашу родину снова, / но уже для самих себя». Канон оживал, обретал осязаемость и рельефность в стихах поэта- «шестидесятника» и, как следствие, выполнял функцию эстетического ориентира.

Образ А.С.Пушкина – фигура, которая помогает выразить Окуджаве свое отношение к современности через обращение к прошлому. Автор, с одной стороны, возвеличивает образ Пушкина. С другой же стороны, Булат Шалвович ставит себя рядом с великим гением, он считает Пушкина своим другом, близким себе по духу:
А все-таки жаль, что нельзя с Александром Сергеичем
поужинать в «Яр» заскочить хоть на четверть часа.

Житейская точка зрения лирического героя проявляется в том, что он называет своего идеала Александром Сергеичем. Такое скорее неофициальное собственное наименование возможно, если состоишь в дружеских отношениях с тем, кого так называешь, в определенной обстановке, а также, если имеешь одинаковое положение, то есть можешь общаться «на равных».

Эти две позиции Окуджавы прослеживаются на протяжении всего произведения и на всех его уровнях, особенно на ритмической и композиционной его организации. Так, прочитав первое четверостишие, в двух первых строках чувствуются возвышенные нотки интонации – высказывание философских истин по поводу течения времени, смены поколений, а в двух последних – та самая обыденность, некая сниженность тона в голосе лирического героя:

Былое нельзя воротить, и печалиться не о чем,
у каждой эпохи свои подрастают леса…
А все-таки жаль, что нельзя с Александром Сергеичем
Поужинать в «Яр» заскочить хоть на четверть часа.

На протяжении всего стихотворения происходит смена настроения. Каждое четверостишие начинается жизнеутверждающей позицией, а заканчивается неоптимистично, с неким сожалением, даже с какой-то иронической грустью:

Победы свои мы ковали не зря и вынашивали,
мы все обрели: и надежную пристань, и свет…
А все-таки жаль - иногда над победами нашими
встают пьедесталы, которые выше побед.

Общее настроение несет лексика с определенной тональностью (былое нельзя воротить, печалиться, а все-таки жаль, не веришь слезам, грустить о былом и др.). На синтаксическом уровне этому способствуют использование сложных синтаксических конструкций, многоточий, тире. Все это создает атмосферу недоговоренности, многозначности авторской идеи.

Большую смысловую нагрузку несет пятое четверостишие:

Москва, ты не веришь слезам - это время проверило,
Железное мужество, сила и стойкость во всем…
Но если бы ты в наши слезы однажды поверила,
Ни нам, ни тебе не пришлось бы грустить о былом.

В этих словах явно прослеживается авторская точка зрения на историю,

Чувствуется менталитет русского народа. «Москва, ты не веришь слезам…» - это перифраз крылатого выражения «Москва слезам не верит». В этом Б.Окуджава видит историческую обусловленность современной ему действительности. Кроме этого, «Москва…железное мужество» - метафора всей России, русского народа.

Композиционная двуплановость произведения отражает контраст времен, контраст прошлого и настоящего для автора.
Лирический герой отмечает то, что время проходит, жизнь меняется и не всегда к лучшему, люди всегда страдают. Отмечает он и то, что каждая эпоха хороша чем-то, что каждая несет что-то новое, позитивное, несмотря на все ее отрицательные стороны.

Кольцевая композиция, обрамляющая стихотворение, выводит па передний план образ Пушкина. А.С.Пушкин – это человек из прошлого, но он же – это и связь между прошлым и настоящем, он вне всякого времени. Неслучайно в произведении упоминаются Москва и Пушкин. Москва – столица, сердце России. А.С.Пушкин – гений, носитель русского духа. Эти образы связаны между собой. В Москве Александр Сергеевич родился, провел свое детство, осуществлял литературную деятельность, он покидал ее и снова возвращался.

В произведении «Былое нельзя воротить и печалиться не о чем…» появляется фигура Пушкина, благодаря присутствию которой вдруг проступает общий контур неблагополучной общественной ситуации, в которой подлинное начинает подменяться ложным, показным: «А все-таки жаль – иногда над победами нашими встают пьедесталы, которые выше побед».

В стихотворении «Приезжая семья фотографируется у памятника Пушкину» Б.Окуджава продолжает идеализировать образ великого поэта. Само произведение представляет собой привычную уличную сценку, которая приобретает символический обобщенный смысл: памятник А.С.Пушкина из фона, на котором постоянно фотографируются приезжие люди, превращается в пушкинский фон жизни и культуры, критерий добра и порядочности, залог бессмертной человеческой души:

«На фоне Пушкина снимается семейство.
Как обаятельны
(для тех, кто понимает)
все наши глупости и мелкие злодейства
на фоне Пушкина!
И птичка вылетает».

Читаешь произведение и сразу представляешь себе уличную сцену: памятник А.С.Пушкину, фотограф, тысячи людей, которые хотят запечатлеть себя и своих близких рядом с великим человеком. В этом стихотворении, а особенно во второй строфе призывает покончить со спорами, с враждой, нужно жить в мире, в согласии, в добре, проявлять доброжелательность к окружающим людям: «все счеты кончены и кончены все споры…».

Образ Пушкина объединяет, сближает разных людей, делая их друзьями. И опять Окуджава рисует образ счастливчика. Счастливчик – это обычный человек, но этого человека ничего не пугает, он живет в согласии со своей совестью, душой и сердцем. А то, что на фоне памятника снимается большая семья, говорит о сближении родных людей, о сближении всех людей вообще.

Пушкинский фон жизни и культуры благоприятно влияет на человечество, способствует пробуждению добрых чувств.
Б.Ш.Окуджава в этом стихотворении преображает жизнь, но это преображение можно назвать обыкновенным чудом. Оно обыкновенное, потому что не показывает жизнь лучше, чем она есть на самом деле. И это преобразование и чудесно, потому что жизнь, какая она есть на самом деле, оказывается в стихах Булата Шалвовича гораздо лучше, чем мы о ней думали и человечество оказывается выше, чище, добрее. Чем мы себе представляли:

Мы будем счастливы
(благодаренье снимку!).
Пусть жизнь короткая проносится и тает.
На веки вечные мы все теперь в обнимку
на фоне Пушкина!
И птичка вылетает.

Люди, фотографируясь на фоне памятника, хотят познать бессмертие. И Окуджава дарит им его. Точнее, возвращает им то, что у них есть и о чем они сами даже, быть может, и не подозревали. А не подозревали они о своей внутренней причастности к Пушкину. Ведь они стоят на фоне его памятника, охваченные любовью к великому поэту, объединенные, сродненные ею « на веки вечные». Одно только прикосновение к А.С.Пушкину вернуло им прежнюю детскую веру в торжество добра, в разумность мира, даже в то, что из объектива фотоаппарата вылетит птичка. И вот, пожалуйста,- « птичка вылетает».

При всей романтичности, Окуджаве вряд ли свойственно романтическое понимание роли поэта как пророка — если это и пророк, то одомашненный и «простой». Сам же Окуджава не пророчествует о грядущем — он, соответствуя известной формуле Ницше, обращён в прошлое, и Пушкин сияет ему из былого, является во всём очаровании Былого — хотя бы в образе памятника, под которым фотографируется приезжая семья. Безусловно, снимок на фоне Пушкина и всё, что с ним связано — это особый ритуал, имеющий некий сакральный смысл. На фоне Пушкина становится счастливым и осмысленным всё. Пушкин — не только миф и Солнце русской поэзии. Пушкин — зеркало любимого Окуджавой сословия, представленного не без розового флёра. Дворяне Окуджавы молоды, изящны, ослепительны — гусары, корнеты, кавалергарды, юнкера. В песнях Окуджавы они шествуют в торжественном великолепии — «все они красавцы, все они таланты, // все они поэты». Добронравие и бесстрашие, окрылённость и поэтичность, духовность и благородство — черты офицерства века XIX-го, неторопливо шагнувшего к нам с песенных «полотен».

Интересно, что образ Пушкина во многих окуджавских стихах внешне соответствует мифологическому, расхожему восприятию жизни и творчества великого поэта.
Излагая мифологическую версию жизни Пушкина, Б. Окуджава занимает свою излюбленную «оксюморонную» позицию, представая одновременно и как фольклорный автор-простак (или автор-ребенок), и как ироничный и мудрый автор-интеллигент, который иронизирует, прежде всего, над собой.

В стихотворении «Ах, если б знать заранее, заранее, заранее...» (1980-е), подводящем некие итоги жизни и творчества, поэт называет главные качества, присущие, с его точки зрения, художнику, высшим воплощением которого предстает Пушкин.

В этом стихотворении образ великого предшественника дан с типично «окуджавскими» коннотациями: тихого, не напоказ, поэтического труда, необходимыми атрибутами которого являются терпение и вера; любви как добра; волшебства, восходящего к детской вере в чудо.

Таким образом, можно говорить о том, что Б.Ш.Окуджава обращается к образу великого поэта, потому что видит в нем духовное сходство, которое нельзя заимствовать, но с которым нужно родиться: особое мирочувствование и мировосприятие. Александр Сергеевич — радостный жизнелюб и, одновременно, — недосягаемый молчаливый Бог для Булата Шалвовича.

Своеобразное преломление получили в его поэзии пушкинская традиция и пушкинский миф: окуджавский Пушкин – это «тихий» Пушкин, поэт «тихого» добра и «тайной свободы». Для поэтики А.С.Пушкина эпитет «тихий» не был основным или показательным, но важно то, что этот эпитет связывался с мотивами тайной свободы, любви, добра. Со всеми этими коннотациями эпитет «тихий» и перешел в лирику Б.Окуджавы. Именно этот эпитет, как нельзя более полно отвечающий всему поэтическому строю окуджавской лирики, был избран из всего многообразия отнюдь не «тихих» пушкинских эпитетов.

Познавший законы гармонии и воплощавший их в своем творчестве, А.С.Пушкин не рефлексировал, как Достоевский, не морализаторствовал, как Толстой, не разочаровывался, как Чехов, в человеческих возможностях пробиться к идеалу.

Пушкин далеко не восторженно относился к реальности, но это обстоятельство не отменяло для него абсолютной ценности вообще, не отвращало от нее. Вот на этом и держится знаменитое пушкинское жизнелюбие, вот ради чего он пробивался сквозь тьму к свету. Б.Окуджава изображает торжество жизни, одухотворенное стремление к идеалу, воспевает надежду на лучшее будущее, на возрождение духовности в человеке.

Сын двадцатого века, вобравший в себя горести и муки своего времени, человек, которого опалили и сталинские репрессии (арест родителей), и Великая Отечественная война, и недоверие и даже откровенная злоба партийной элиты и другие трудности жизни не сломили Б.Окуджаву, как и не сломили невзгоды А.С.Пушкина. Трудности жизни не убили у этих поэтов и тяготение к христианству, хотя Окуджава вырос в атеистической семье, он не утратил веру в торжество христианских истин, нравственных истин (надежда, любовь, долг, благородство, честь).

Таким образом, в двадцатом веке во времена долгих студеных холодов и кратковременных оттепелей русской литературы стихи Окуджавы согревали души читателей надеждой на лучшее, любовью к жизни, верой в ее правоту. Именно в этом уникальность его гармонического дара, которая сродни уникальности гармонического дара Пушкина.

Гладченко Надежда Ивановна12.04.2015 15840 Я иду на урок...
Всего комментариев: 0
avatar