РАЗРАБОТКИ

Другие модули


Конкурсная статья "Времен связующая нить: семья и школа в зеркале учительской династии…"

Конкурсная статья "Времен связующая нить: семья и школа в зеркале учительской династии…" Вагизов Фарит Яхъяевич, 
учитель татарского языка и литературы 
Нижнекамской кадетской школы-интерната Республики Татарстан.

Если бы у меня спросили: «Кто является для тебя Учителем с большой буквы?», я ответил бы: «Мой отец, Яхъя Вагизович Вагизов».

К моему мнению присоединились бы многие коллеги, работавшие с ним на протяжении более 45 лет, тысячи его учеников, каждый знавший и уважавший его. Помните, в начальных классах раньше были уроки чистописания? Они не только помогали прививать красивый почерк ребятам, но и воспитывали у них терпение, усидчивость и волю. Хотя четкий почерк к середине жизни у многих уже теряется, сама особенность письма позволяет узнавать в некотором смысле черты характера человека. У моего отца, сколько я его помнил, почерк был всегда на «пять с плюсом», как и его жизненная линия, яркая и запоминающаяся. Он человек, который сделал себя сам. Несмотря на невзгоды военных и послевоенных лет, он сумел добиться поставленной перед собой цели – стать хорошим учителем.

Мой прадед Малик бабай был муллой в деревне, где было три мечети. При них существовали медресе, где учились все сельские ребята. Малик-мулла пользовался большим уважением в округе. Своим детям он строго наказал, чтобы всегда стремились к знаниям. Продолжателю рода деду Вагизу получить образование не удалось. Увы, жернова кровавой октябрьской революции разбили все планы. Раскулачивание, коллективизация, затем Великая Отечественная война, на полях которой он пропал без вести. Но старший сын Яхъя в послевоенные годы, наперекор всем трудностям, поступил в Мензелинское педагогическое училище. Когда было голодно и холодно, он хотел бросить учебу, но мать напоминала ему про наказ деда. После окончания педучилища отец несколько лет проработал воспитателем в детском доме, затем почти пять лет прослужил в армии. Вернулся снова в детдом, стал учительствовать. Свыше 45 лет он преподавал в различных школах Актанышского района Татарстана, пятнадцать лет проработал директором.

Отец с детства привил нам большую любовь к книгам и знанию. Кстати, преподавал он в школе русский язык и …черчение. И снова вспоминаю его идеальный каллиграфический почерк. Не зря он во время службы в армии был полковым писарем! Конечно, кроме почерка в штабе в первую очередь учли его хорошее знание русского языка.

Так вот, почему я запомнил предмет «черчение»… Когда в девятом классе мы узнали, что уроки «Черчения» у нас будет вести мой отец, одноклассники говорили: «Повезло тебе, все время будешь получать «5». Но получилось все наоборот. Хотя я по другим предметам был твердым «хорошистом», на уроках отца я чаще получал «тройки». Потому что он мои чертежи и эскизы проверял гораздо строже, чем у других школьников. Я даже высказывал дома свою обиду матери, а она успокаивала меня. Вот какие коллизии происходят в школе и семье, когда родители бывают учителями!

Звание «Отличник народного просвещения Российской Федерации», медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-45 г.г.», десятки юбилейных медалей и Почетные грамоты Минпроса СССР – все это официальное признание заслуг педагога Вагизова Яхъи Вагизовича. А чем мерить всенародное признание и уважение земляков, учеников, и конечно, детей, внуков и правнуков?..

Если судить с точки зрения современной педагогической науки, отец в своей учительской практике пользовался самыми простыми методами. Но школьники его очень любили. Уроки у него проходили без напряжения, но очень насыщенно. Объясняя новую тему, «сухую теорию» он всегда увязывал с реальной действительностью. А богатый опыт, накопленный за многие годы, позволял ему выуживать из памяти соответствующий пример для любой жизненной ситуации. Он никогда не переставал работать над повышением своего образовательного уровня. Часто ездил в Казань на курсы повышения квалификации в ТИУУ и другие города. А возвращался оттуда с полной сумкой книг.

Во время работы в детдоме и вспомогательной школе-интернате Яхъя Вагизович уделял главное внимание учебно-воспитательной работе. Умел распознавать все новое, полезное, и внедрять все это у себя. Уже тогда начал применять технические средства обучения – школа приобрела кинопроектор «Украина», который в те времена был большим дефицитом. По его инициативе началось посадка фруктовых садов на пришкольных участках, где активное участие принимали сами учащиеся. За счет заработанных на сельскохозяйственных работах деньги учащиеся во время каникул ездили на экскурсии в другие города. Прославилась школа-интернат и тем, что приобретенный у шефов-речников списанный пароход летом был переоборудован для организации пионерлагеря. В третьей смены отдыхали там дети со всего района. Односельчане до сих пор вспоминают отцовский брезентовый плащ, который служил и для воспитательных целей. Оказывается, он часто дверь директорского кабинета оставлял открытой. И уезжая куда-нибудь по делам, вешал плащ на спинку своего стула…

В семье своих детей, как и школьников, отец воспитывал строго. Я бы сказал, чаще с нас спрос был больше, чем с других одноклассников. Но доверял нам и дневники наши проверял лишь раз в неделю. Нам было достаточно его слов: «Если завтра мне скажут, что мои дети не сделали домашнее задание, как я буду смотреть другим учителям в глаза?»
В семье нас было пятеро детей, шестой воспитывалась двоюродная сестра – и все школьники. И не смотря даже иногда на скудную еду, на книгах и школьных обновках родители не экономили. Дома стоял старый книжный шкаф, всегда переполненный книгами. Все книжные новинки в деревне первыми появлялись у нас. И не только на татарском языке. Я помню, даже роман-газету с повестью А. Солженицина «Один день Ивана Денисовича» (позже в середине 70-х попавших в список «запретных» изданий) мы с сестрами прочли поочередно, найдя в шкафу у отца...

Для нас отец часто устраивал детские праздники, мог поздно вечером уйти в лес и в полночь принести прекрасную пушистую елку. Был выдумщиком и мастером на все руки. Из армии привез дюралевый чемодан, который сделал сам из самолетного крыла. Мог запаять любую радиодеталь. Был заядлым рыбаком. В те годы не было блесен - так он их делал сам. Мог всего за несколько часов перебрать мотоциклетный движок. Играл на мандолине…

Мой рассказ об отце, конечно, не будет полным без самых теплых воспоминаний о маме, Махмузе Шаймардановне. Всего, что достиг отец, происходило благодаря маме, благодаря ее неустанной заботе о муже и детях. Кстати, она с детства осталась без отца, а мать погибла в блокадном Ленинграде. К сожалению, маме не пришлось получить педагогическое образование. Но она также всю свою жизнь проработала воспитательницей – сначала в детском доме, затем в школе-интернате. Как искренне любили ее воспитанники!!! Она была очень доброй и к ней тянулись все школьники, особенно дети-сироты. Мама любила порядок, чистоту, аккуратность и точность. И требовала того же от учеников и от своих детей. А очень требовательной она в первую очередь было к себе самой. До сих пор помню, как она долгими вечерами сидела за столом, составляя рабочие планы и конспекты, иногда даже засыпая над тетрадками. Когда не хватало учителей, она вела уроки труда для девочек и пение. В быту мама умела все – коня запрячь и сено косить не хуже мужчин, платье сшить на зависть городским модницам. А главное – она умела долго и терпеливо учить своих детей и школьников всему тому, что знала сама. Очень не любила расхлябанность, лень и «показушную» работу. Если складываешь поленницу дров, то она должна быть не хуже кремлевской стены, если грядки делаешь – чтобы края были словно по ниточке. Помню, один из детдомовцев в письмах к матери все хвастался, что в армейской казарме он самый первый подшивает воротник гимнастерки. И благодарил ее за все простые житейские премудрости, чему она их научила.

Мама свою трудовую деятельность начала пионервожатой в школе. Очень любила заниматься организацией самодеятельности и детей привлекала к участию в концертах. Сама была во всем заводилой, умела найти ростки таланта у детей и помочь им раскрыть свое мастерство. Сколько себя помню, оба коллектива художественной самодеятельности (взрослых и школьников) всегда были лучшими не только в нашем селе. На концерты с их участием в праздники в сельский клуб приезжали со всех близлежащих деревень…

Было и другое. Не секрет, что в начале учебного года многие дети трудом привыкали к строгим порядкам интернате, не уживались характерами со своими одноклассниками и бросали школу. Обычно это были дети из так называемых «трудных» семей. Маме моей часто в осеннюю распутицу пешком приходилось обходить дальние села района, уговаривая детей вернуться в школу. А родителей – отпустить их в интернат, так как многим было все равно будущее своих детей. Не знаю, как, но в маминой группе отсев был всегда минимальным. Уже после выпускных, когда эти «трудные» парни и девушки уже нашли свое место в жизни, женились или выходили замуж, приходили приглашать маму и папу на свадьбы, на именины уже своих детей. И многие повторяли: «Если бы не Вы, Яхъя абый и Махмуза апа, мы бы никогда школу не окончили …» А детдомовцы даже через 40-50 лет спустя часто заезжали к нам домой в гости. Среди их воспитанников знаменитостей немало – есть и учителя, и военные, и руководители предприятий, бизнесмены...

Своей отзывчивостью, мягкостью во взаимоотношениях с окружающими, безукоризненной воспитанностью и простотой в общении отличались мои родители-педагоги. С искренностью, вызывавшей неподдельное, естественное доверие детей, они добросовестно выполняли свою педагогическую работу в школе и родительские обязанности в семье. Так уж получилось, что наших родителей на родительские собрания не приглашали. Думаю, что мы и сами старались не давать поводов для их беспокойства. И вот еще что. Родительское воспитание в семье у нас начиналось с воспитания доброты. Разве можно воспитывать у ребенка доброе отношение ко всем людям - без уважения к своим близким, знакомым, соседям? Ведь воспитание нравственных ценностей - это тысяча мельчайших соприкосновений старшего и младшего поколений.

Благодаря хорошему и правильному воспитанию отца и матери мы в педагогической стезе тоже достигли немалых результатов. Сестра, учительница высшей категории, Фарахова Рамиля Яхиновна стала лауреатом образовательного гранта Президента Республики Татарстан, сестра Манихова Файруза Яхиновна – кандидат педагогических наук и директор Нижнекамского педагогического колледжа. Есть скромные заслуги и у меня: лауреат гран-при международного юношеского фестиваля «Волжские встречи-24», дипломов всероссийских и республиканских конкурсов. К великому сожалению, окончившая пединститут и подающая большие надежды наша младшая сестра Раиля Яхиновна трагически скончалась в самом расцвете лет. Продолжают работать учителями во многих школах Татарстана дочки, невестки и зятья со стороны сестры моего отца. Как-то при встрече мы вместе подсчитали общий педагогический стаж нашей династии, получилась цифра больше 250 лет!

Есть такая простая истина: жизнь прожить – не поле перейти. Моя статья о семье и школе получилась несколько сумбурной. Завершая работу над статьей, мне вспомнил одно школьное сочинение выпускника. Там труд учителя сравнивался с работой садовода - педагог «заделывает» семена доброты и человеколюбия. А они, эти семена, не могут не прорасти хорошими всходами. Потому что почва для них самая благодатная – детские души...

Сколько прекрасных людей, сколько ярких судеб связано с педагогикой. Земной поклон им! И в первую очередь я низко склоняю голову перед моими родителями и педагогами Вагизовыми, для которых понятия «семья» и «школа» были самыми дорогими и всегда абсолютно равнозначными…

Вагизов Фарит Яхъяевич.16.10.2013 14912 Конкурс статей "Семья и школа"
Всего комментариев: 2
avatar
0
1

Уважаемый Фарит Яхъяевич, отдаю Вам свой голос. Очень тронул Ваш рассказ.
avatar
0
2

Фарит абый! Очень содержательная работа. Отдаю тебе свой голос! tongue
avatar