РАЗРАБОТКИ

Другие модули

Отношения фашистских захватчиков к населению оккупированных территорий СССР и к пленным часть 1

Недавно мы праздновали 75-летие победы в Великой Отечественной Войны. Но, к сожалению, сегодня в СМИ отношение к Отечественной Войне остается неоднозначным. В некоторых газетах, журналах и телепрограммах продолжают появляться материалы показывающие события Великой Отечественной Войны с не очень хорошей стороны для Советской армии и Советского Союза. Одним из моментов этой псевдоисторической возни стало печально известное выступление 21.11.2017 г. российского ученика в Бундестаге.

Вот полный текст выступления:
«Здравствуйте. Меня зовут Николай Десятниченко. Я учусь в гимназии в городе Новый Уренгой. Мне предложили участвовать в проекте, посвящённом солдатам, погибшим в времена Второй мировой войны. Это меня очень заинтересовало, так как я увлекаюсь с детства историей и своей страны, и Германии.
Я сразу начал искать соответствующую информацию. Сначала посетил городской архив и библиотеку, затем пытался найти истории немецких солдат в Интернете и других источниках. Однако позже в сотрудничестве с Народным союзом Германии по уходу за военными захоронениями я узнал и подробно изучил биографию Георга Йохана Рау.
Он родился 17 января 1922 года в многодетной семье. На фронт Георг ушёл в чине ефрейтора и сражался в качестве солдата ПВО в Сталинградской битве 1942–1943 годов. Георг был одним из 250 тысяч немецких солдат, которые были окружены Советской армией в так называемом советском котле. После прекращения боёв он попал в лагерь для военнопленных. Только 6 тысяч из этих военнопленных вернулись домой, и Георга среди них не было.
Долгое время родные немецкого солдата считали его пропавшим без вести. Лишь в прошлом году семья Георга получила информацию от Народного союза Германии по уходу за военными захоронениями, что солдат умер от тяжёлых условий плена 17 марта 1943 года в лагере для военнопленных в Бекетовке. Возможно, он был похоронен среди 2006 солдат близ этого лагеря.
История Георга и работа над проектом тронули меня и подтолкнули к посещению захоронения вблизи города Копейска. Это чрезвычайно огорчило меня, поскольку я увидел могилы невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не желали воевать. Они испытывали невероятные трудности во время войны, о которых мне рассказывал мой прадедушка, участник войны, который был командиром стрелковой роты. Воевал он недолго, так как был тяжело ранен.
Отто фон Бисмарк сказал: «Всякий, кто заглянул в стекленеющие глаза солдата, умирающего на поле боя, хорошо подумает, прежде чем начать войну». Я искренне надеюсь, что на всей Земле восторжествует здравый смысл и мир больше никогда не увидит войн.
Спасибо за внимание.»

Печально, что большинство справедливого негатива свалилось на мальчика, а не на тех, кто готовил для него этот текст, репетировал с ним выступление, разрешил выступление с таким текстом в стране, виноватой в нападении на СССР, и учил такому отношению к истории своего народа.

Можно здесь вспомнить и о некоторых российских фильмах об Отечественной войне. Правда название «Отечественная война» в них заменено политкорректным «Вторая мировая война». И воины, попавшие в фашистские концлагеря, в этих фильмах изображены одетыми в белоснежное бельё, чистенькие гимнастерки и начищенные сапоги. Детям, посмотревшим такие фильмы, сложно представить ужасы фашистских концлагерей.

Можно так же вспомнить и о том, как в некоторых СМИ постоянно появляются статьи и видео, рассказывающие о якобы массовых зверствах советских солдат на оккупированных территориях Германии. Почему-то при этом авторы «забывают» рассказать, о том, как советское командование жестко пресекало любые случаи грабежей и других преступлений по отношению к немецкому населению. Мне случилось жить в немецком городе Котбус и слышать воспоминания пожилых немцев, заставших приход советской армии в их город. Они все уважительно говорили о дисциплинированности советских солдат и о хорошем отношении с их стороны к жителям города. Ни один из них не смог припомнить о каких-то грабежах и изнасилованиях в их городе со стороны воинов советской армии. Получается, что преступления со стороны советских солдат не были такими массовыми, как нам иногда преподносят. И получается, что немцы более уважительно - правдиво относятся к советским солдатам (нашим отцам и дедам), чем некоторые «историки», «публицисты» и «документалисты».

Еще одной проблемой, связанной с историей Отечественной войны, является стремление якобы уберечь детскую психику от любых фактов об ужасах фашистской оккупации. В следствии такого «воспитательного подхода», многие старшеклассники не видели фильмы «Иди и смотри» и «Обыкновенный фашизм», не все знакомы с полным текстом книги А. Адамовича «Каратели», толком не знают о зверских пытках, которым были подвергнуты герои – краснодонцы в фашистских застенках и т.п. Это совершенно несерьезный подход. В интернете дети, чуть ли не с детского сада, видят столько крови, отвратительной жестокости, кровопийства и садизма, что напугать их чем-то очень сложно.
Все прекрасно понимают, что знания о страданиях людей, находящихся в зоне фашистской оккупации, рождают в детях уважение и почитание к советским воинам, освободившим свои народы от фашистского гнёта. Но при таких подходах к Отечественной войне о которых упомянул, такие чувства сложно воспитать. Поэтому крайне важно знакомить старшеклассников с правдивой историей фашистской оккупации.

Здесь помещен текст статьи «…Я по привычке подожгу дом», напечатанной в журнале «Родина» 10/2002, стр. 45-46. Комментарий и публикация материала в журнале кандидата исторических наук Геннадия Бардюгова. В статье приведены показания пленного обер-ефрейтора 2-й роты, дивизиона ПТО 9-й танковой дивизии Арно Швангера. Он служил в 9-й тд со дня её формирования и был взят в плен 01.09.1942 года. Швангер рассказывает о отношении солдат и офицеров немецко-фашисткой армии к населению захваченных советских территорий и к пленным воинам советской армии.

На допросе после долгого запирательства пленный рассказал, а потом и написал о зверствах немцев в оккупированных советских районах следующее:

«Я - немецкий солдат и старший ефрейтор 2-й роты, дивизиона ПТО 9-й танковой дивизии. Был ранен 1 сентября во время наступления русских и в 14.00 попал к ним в плен. Хотя я ожидал, что русские солдаты изобьют меня и будут пытать, произошло на самом деле обратное. Уже невдалеке позади русских линий русские солдаты давали мне папиросы и еду. Все это произвело на меня большое впечатление, и я понял, что наша пресса обманывает нас в этом еще и еще раз. Ведь нам рассказывали, что русские всех немецких пленных пытают, а затем расстреливают и что в противоположность этому русским пленным живётся хорошо.

О том, как «хорошо» им у нас живется, я хочу здесь соответственно правдиво написать.

Когда в 1941 году немецкая армия вступила в Россию и стала брать русских пленных, положение их сделалось невыносимым. В июльскую жару немцы гнали на Запад много тысяч пленных, а приходили к месту назначения в лучшем случае сотни. Остальные были в дороге замучены конвоирами, умерли от солнца и жажды, так как пить пленным не давали.

На счету немецкой армии, однако, еще много других преступлений. Так, я видел уже этим летом в лесу, в 20 км севернее Брянска, привязанного цепями к дереву и горящего красноармейца. Как я узнал у стоящих вокруг солдат, этот русский пленный отказался выполнять грязную прихоть офицера, за что был привязан к дереву цепями, облит бензином и подожжен. Примерно 10 км. севернее Брянска, мы проезжали мимо горящей кучи тел, из которой еще вырывались крики сжигаемых жертв. Вокруг стояло гражданское население, люди плакали, кричали от ужаса и причитали. На мой вопрос, что здесь происходит, один из охранников нам рассказал, что это сжигают жителей, подозреваемых в том, что они партизаны. Здесь было около 156 мужчин и 50 женщин. Часть из них уже сожгли.

- Я спросил солдата: и вы их там просто сжигаете?

- А что же еще с ними делать, с русскими, - ответил солдат, - не хватит деревьев, чтобы можно было бы их перевешать.

Невозможно рассказать всего, что делали офицеры и солдаты с русскими женщинами и девушками. Когда я 10 сентября 1941 года должен был по приказанию своего командира роты явиться с поручением к коменданту г. Дмитриев, старший лейтенант Зюдерих был пьян и принял меня в постели, У стены стояла привязанная ремнями за руки к крюкам 14- летняя девушка, Когда я представился, Зюдерих спросил меня:

- Имеешь охоту к этой Зоське? - при этом он кивнул головой в сторону девочки. На мой ответ, что я прибыл по служебным вопросам, он приказал мне: — Возьми нагайку и всыпь ей как следует. Он заставил меня 10 раз ударить нагайкой несчастную девушку по спине и ногам. Её крики доставляли ему удовольствие, он громко смеялся.

В городе Дмитриевка Курской области 14 октября был издан приказ, что все русские, которые с наступлением темноты будут встречены на улице, должны расстреливаться на месте без допроса. Начиная с этого момента стали расстреливать во всех концах города и на всех перекрестках.

Из Дмитриевки наша дивизия перебазировалась в Курск, где она оставалась до ноября. В самом Курске я также имел возможность много наблюдать, Однажды я шел через город, когда с одной стороны появились трое пленных под стражей (двое мужчин и одна женщина), а с другой – немецкий капитан фон Боденен. Когда истощенные пленные достаточно быстро уступили ему дорогу, он без единого слова вытащил пистолет и застрелил всех троих, а затем сказал: - Так надо поступать со всеми русскими свиньями, - и пошел дальше.
Из Курска мы отправились в Щигры, где дивизия расположилась на зимние квартиры. Наш дивизион ПТО занял оборону в Никольском. Когда я однажды пришел из Никольского в Щигры, я увидел несколько повешенных русских женщин. Солдаты рассказали мне, что что кто-то из офицеров, обвинил женщин в том, что они подавали сигналы русским летчикам.

На следующий день мы вынуждены были отступить на несколько километров и получили приказ все оставляемые нами населенные пункты сжигать. Если гражданское население отказывалось оставлять свои дома, то таких жителей запирали и сжигали вместе с домами. Если же они оставляли свои дома, то были обречены на замерзание. Я вспоминаю маленькую девочку, которая босая пробиралась по глубокому снегу, её ноги уже были отморожены. Она рассказала нам, что её мать уже замерзла.
Это точно, что дети гибли там, где проходили немцы.

В начале января меня направили с передовых на отдых в Николькое, где я был включен в охрану лагеря военнопленных. Я должен был стоять у ворот и следить за порядком. Часто было так, что солдаты рано утром уводили пленных по 12-15 человек на работу и пригоняли вечером обратно 5-6 человек. Когда мы спрашивали об остальных, нам отвечали: «замёрзли», «расстреляны» или «безнадежно заболели». В иной день 80-100 русских пленных оставались лежать где-то, присыпанные снегом. Если пленные заболевали в самом лагере, то они умирали где-то в углу. Им не давали даже спокойно умереть – солдаты избивали их прикладами, чтобы убедиться в том, что это не симуляция. За месяц моей службы в лагере погибли 750 человек.

Теперь, когда я пишу эти строки, я припомнил еще, что я видел в августе 1941 года в городе Слючев (Украина). Вскоре после оккупации нашими войсками города в старой крепости были расстреляны эсэсовцами 400 украинцев. Затем было объявлено, что это сделали евреи. Командир батальона эсэсовцев (штандартенфюрер) приказал согнать всё население города в крепость. Первые 20 горожан под ударами палок и плёток выкопали себе яму и тут же были расстреляны. Следующие 20 должны были засыпать эту яму и затем копать яму для себя. Кровь, крики недобитых раненых, крики детей и женщин возбудили дурные инстинкты у эсэсовцев, и они принялись издеваться над женщинами, заставляли их раздеться, били палками и плётками, насиловали, душили, отрезали им груди и вспарывали им животы. Так были убиты в течении нескольких часов 800 человек ни в чём не повинных мужчин, женщин и детей.

Мне рассказали, что в районе Землянска (60 км. южнее Воронежа) полковник Горовиц избил 5 пленных русских палкой по голове и кричал при этом: «Вас всех надо перестрелять. Жаль, что я имею один глаз, иначе я бы об этом позаботился лично».

Увы, я позже узнал. В районе Землянска повесили 10 русских за то, что они пытались убежать из ямы, куда из бросили связанных умирать голодной смертью. Мне рассказывали так же товарищи, что в одной из деревень между Воронежем и Землянском (в 10 км. от Землянска) в конце июля были сожжены живьем 60 раненых пленных русских, свыше 150 расстреляны. Там же видели русского солдата, который был связан по рукам и ногам и брошен в ров умирать от голода. Это рассказали мои товарищи, которые были при этом.
Когда дивизия действовала в районе Воронежа, я сам оставался в Курске при тылах дивизии. Мне рассказывали товарищи, что происходило в Землянске. Жили там все хорошо жарили кур и гусей, ели много яиц, отбираемых у населения, также молоко и мед… В начале августа 1941 года в городке Волхов мы нашли 20-30 расстрелянных жителей, мужчин и женщин лет 25-30. Кто это сделал мы не знали, наверное, люди 11-й тд.

8 феврале 1942 года я был прикомандирован в качестве шофера к штабу дивизиона 9-й тд и имел возможность наблюдать жизнь немецких офицеров в Курске. Все господа офицеры имели хорошие квартиры, обитатели которых должны были их обслуживать. Особенно дочери жителей были привлечены ко всевозможному обслуживанию офицеров. Чаще все немецкие офицеры имеют собственных русских женщин, которые должны с ними спать, мыть ноги и спину, стирать белье… также обрезать ногти на ногах. Но это имеет каждый немецкий офицер, Не все они, однако, этим удовлетворяются.

В конце февраля я однажды вечеров шел по Курску в кино. Невдалеке от театра я обогнал молодого лейтенанта пехоты, который шел со своим денщиком. Вдруг денщик бросился влево и заговорил с одной молоденькой русской девушкой. Я полюбопытствовал и спросил: «Что тебе нужно от нее?» - и только теперь я заметил, что в правой руке у него был пистолет, которым он угрожал девушке (она была лет 15-16, не больше).

В другой раз я стоял на посту с 6.00 до 8.00 … против места моего дежурства жил высокопоставленный военный чиновник. В 6.15 из его квартиры вдруг послышались крики и ругань. Когда я вошел с ружьем в его помещение, я увидел, как офицер хлестал … плетью девочку лет 13-14, которая полностью раздетая была привязана к столу. Я понял, что здесь лишний, и ушел на своё место. Полковник был советником интенданта немецкого армейского корпуса - Венер».

Верно: Пом. Нач, 1 Отдела 2 Управ.
ГРУ Генштаба Красной Армии
Инженер-капитан (Комиссаров) 20 сентября 1942
РГАСПИ. Ф. 17. Оп 125. Д. 91, Л. 176-184.

Содержание этой статьи, как документальный материал, можно использовать в беседах военно – патриотической направленности с учащимися 9-11 классов или на уроках истории при изучении Великой Отечественной Войны. Учителя истории сами решат, как относиться к содержанию помещенной здесь статьи и как использовать этот материал.

Приложение.
Речь российского школьника Николая Десятниченко в Бундестаге. Полный текст 21.11.2017
Источник: https://introvertum.com/rech-rossiyskogo-shkolnika-nikolaya-desyatnichenko-v-bundestage-polnyiy-tekst/

Всего комментариев: 0
Если Вы хотите оставить комментарий к этому материалу, то рекомендуем Вам зарегистрироваться на нашем сайте или войти на портал как зарегистрированный пользователь.
Почтовая рассылка
Рассылка для учителей

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку для педагогов и получайте ссылки на последние новости образования, новые презентации и педагогические статьи на электронную почту. Это бесплатно!

Свидетельство о публикации статьи
В помощь учителю

Уважаемые коллеги! Опубликуйте свою педагогическую статью или сценарий мероприятия на Учительском портале и получите свидетельство о публикации методического материала в международном СМИ.

Для добавления статьи на портал необходимо зарегистрироваться.
Конкурсы

Конкурсы для учителей

Диплом и справка о публикации каждому участнику!

Маркер СМИ

© 2007 - 2020 Сообщество учителей-предметников "Учительский портал"
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-64383 выдано 31.12.2015 г. Роскомнадзором.
Территория распространения: Российская Федерация, зарубежные страны.
Учредитель: Никитенко Евгений Игоревич


Использование материалов сайта возможно только с разрешения администрации портала.

Ответственность за разрешение любых спорных вопросов, касающихся опубликованных материалов и их содержания, берут на себя пользователи, разместившие материал на сайте.
Администрация портала готова оказать поддержку в решении любых вопросов, связанных с работой и содержанием сайта.