РАЗРАБОТКИ

Другие модули

Сатира Маяковского ("Клоп"и "Баня")

Маяковский Владимир Владимирович - русский поэт, драматург. Он достаточно быстро приобрел популярность в литературных кругах, так как обладал талантом, харизмой, и не боялся высказывать свое мнение. С 1912 года Маяковский энергично начал сотрудничать с футуристами, и вскоре смог стать одним из ведущих поэтов этого неоднозначного и сложного литературного движения.

Сатирические произведения Маяковского характеризовалась социально-психологической определенностью, экспрессией языка. Он совсем не старался завуалировать сатирическое развенчание неправды и неискренности, которое он наблюдал в окружавшей его жизни. Значимыми в творчестве Маяковского были и социальная, и гражданская сатира.

В своих произведениях Маяковский старался соответствовать духу времени, новому языку улиц, современным героям и модным лозунгам. Пытаясь отзываться на «социальный заказ» Маяковский писал сатиру «на злобу дня», стихи и частушки для агитационных плакатов («Окна РОСТА», 1918-1921) и др. Олицетворением гражданской позиции Маяковского этих лет стали его поэмы: «150 000 000» (1921), «Владимир Ильич Ленин» (1924), «Хорошо!» (1927), пьесы «Клоп» (1928), «Баня» (1929) и др. произведения.

Творчество поэта отражало характерное для Маяковского, особенно в послереволюционный период, объединение сатиры и социальной утопии:

В своем арсенале художественных средств Маяковский активно использовал гротескную образность, соединение бытового и фантастического колорита, единичного и символически обобщенного, эксперименты со словесной формой, использование собирательных образов людских «толп», «масс» в качестве объектов сатирического осмысления.

Утверждение новой жизни, ее социального и морального строя становилось основным в его творчестве. Но не стоит думать, что Маяковский принял новый строй безоговорочно, закрывая глаза на множественные недостатки социалистического строя. Принимая революцию, поэт принял также и новую роль, которую она ему предложила, роль бичевателя пороков этого общества. Точное видение проблемы помогало автору очень точно и хлестко описывать явления, с которыми следовало бороться и которые следовало искоренять.

К концу 1920-х годов у Маяковского нарастает ощущение несоответствия политической и социальной реальности тем ожиданиям, что обещала революция. Пьесы «Баня» (1928) и «Клоп» (1929) были написаны поэтом буквально на одном дыхании, в этих комедиях поэт обрушивался на обуржуазившееся общество, забывшее о высоких идеалах революции, на старые пороки, успешно процветавшие в новой стране. Они злободневны, каждая по своему, но у них есть и общая черты - они остры, сатирический эффект достигается за счет преувеличения недостатков и введения в творчество элементов фантастики.

Работа называется «Социальная сатира в произведениях В.В. Маяковского «Клоп» и «Баня»», ее цель объяснить значение сатирических произведений В. Маяковского, основную смысловую нагрузку, которую поэт вкладывает в свои произведения. В связи с этим предстоит решить ряд задач:

  • охарактеризовать в целом сатирическую направленность в произведениях В.В. Маяковского;
  • рассмотреть пьесы «Клоп» и «Баня», как сатирические произведения, через которые поэт обличал современное ему общество.

Объектом для данной работы стали пьесы В.В. Маяковского «Клоп» и «Баня», предметом являются те выразительные языковые инструменты, с помощью которых поэт обличает пороки общества. Структура работы следующая: она состоит из трех глав, ведения, заключения и списка литературы.

Первая глава называется «Маяковский-сатирик», в этой главе содержится общий обзор произведений Маяковского с сатирической направленностью, в которых поэт открыто обличал пороки и недостатки общества. Вторая глава называется «Пьеса «Клоп» как обличение мещанства в обществе», в этой главе речь пойдет об одном из основных пороков советского общества 20-х-30-х годов – мещанстве, проявление которого Маяковский не переносил, и всячески стремился заклеймить. Третья глава ««Баня» - советская сатирическая комедия о бюрократах», в которой обличается один из основных пороков, который присущ любому обществу, и который практически невозможно искоренить. Однако это обстоятельство не мешает поэту высмеивать проявление этого явления, которое было присуще обществу в его время.

1920-1930-е годы сыграли важную роль в советской литературе этого времени, этот период хорошо изучен исследователями, которые отмечают, что сатирические пьесы «Клоп» и «Баня» являются наиболее характерными образцами данного жанра первых послереволюционных десятилетий. Изучению творчества Маяковского посвящено огромное количество работ, в частности хочется отметить следующие:

Труды Б. Милявского характеризует стремление восстановить идейно-художественную атмосферу времени, свободное обращение к периодике второй половины 1920-х годов, сопоставление сатирических произведений различных жанров. Идейный и тематический подход к произведениям автора, позволил провести всесторонний анализ пьес и сопоставить их с другими характерными произведениями своего времени (Л. Леонов, М. Булгаков).

Большая статья Р. Дуганова о замысле «Бани» содержит ряд частных интересных наблюдений, так же автор аргументировано доказывает идею о сквозной метафоричности пьесы и «концентрического» построения пьесы. «Концентрическое» построение означает, что все герои расположены как бы по кругу, причем, чем сильнее выражены отрицательные качества героя, тем дальше он находится от центра, и тем ярче он описан поэтом.

Интересен для изучения творчества Маяковского сборник «Творчество В.В. Маяковского в начале XXI века: Новые задачи и пути исследования» , в этом сборнике многое соответствует новейшим тенденциям современного маяковедения. В нем есть и новые историко-литературные и теоретические подходы к изучению творческого наследия великого поэта XX века, и анализ конкретного фактического материала, который способствует более глубокому и всестороннему пониманию художественного своеобразия творчества Маяковского, его связей с эпохой, с литературным движением.

Исследователи творчества В.В. Маяковского согласны с тем, что сатирическое творчество поэта отчетливо ориентировано на будущие, уверенность поэта держится на том, что Россия избавится от всего дурного, и что его произведения могут помочь разоблачению пороков. Изучение «Клопа» и «Бани» до последнего времени осложнялась близостью времени их создания к моменту трагической гибели поэта, а также общей оценкой в 1930-е годы творчества В. Мейерхольда, с которым была прочно связана сценическая история пьес Маяковского.

Маяковский – сатирик, это явление яркое и неповторимое. Его юмор, отличался жесткостью и резкостью, для него было неприемлемо все проявления антигуманного, бездушного обращения к человеку. Поэт прекрасно владел сатирическим языком, и умело применял в своих трудах приемы гиперболы и гротеска, при помощи которых было можно создать комический эффект. Обостренное нравственное чувство - вот то, что делало его достойным преемником лучших традиций российской сатиры, которая бичевала не только социальные пороки, но, прежде всего, пороки человеческие.

Объектами и предметами сатирического изображения в дореволюционном творчестве Маяковского были различные проявления современного мира, равнодушного к человеку и его чувствам. Такой мир бездуховен, уродлив и страшен в этих своих проявлениях. В 1915 году в журнале «Новый сатирикон» было опубликовано несколько произведений Маяковского под названием – «Гимны».

Главными «героями» «Гимнов» Маяковского стали распространенные жизненные явления: обед, взятка, судья и т.д.. В этих «Гимнах» Маяковский иронично разоблачал основы современного ему мира: бюрократическую власть («Гимн судье» и «Гимн взятке»); науку, не видящую человека, и безучастную к нему («Гимн ученому»); обывательскую сущность «общества потребления» («Гимн обеду»). Образы адресатов «восхваления» построены своеобразно: нравственное уродство выражается в категориях уродства физического.

В сатирическом жанре Маяковский работал и после революции. Им были написаны сатирические пьесы «Клоп» и «Баня», ряд сатирических стихотворений. Некоторые из них и сегодня актуальны, к примеру, «О дряни», «Прозаседавшиеся» и др. В двадцатые годы объектом сатиры для Маяковского стало советское мещанство, которое поэт и обличает в стихотворении «О дряни», в стихотворении «Прозаседавшиеся» он бичует советскую бюрократию.

В этих стихах отчетливо видно неприятие Маяковским всех проявлений бездуховности, убожества и пошлости. Советские люди, которые становятся равнодушными к проблемам, некасающиеся их маленького мирка и заинтересованные в удовлетворении своих насущных потребностей становятся мещанами, что категорически неприемлемо для поэта.

Бюрократическая машина, мерно и четко движущаяся от одного бессмысленного заседания к другому, по ощущению напоминает судей, утонувших под сводами законов, спрятавшихся от жизни за буквами и параграфами. Объекты сатиры со временем стали конкретнее, но, как и прежде сохранилась сущность неприемлемых для Маяковского проявлений мещанства, косности ума, позерства и т.д., всего того, что он всегда высмеивал.

Сатира Маяковского не только смеется, но и из нее можно почерпнуть полезные советы. Выставляя на всеобщее обозрение всю мерзость и грязь, поэт рисует картины «обывательщины», которые разворачиваются перед мысленным взором читателей, они пронизаны юмором, без него, эти картины были бы слишком пессимистичными.

Применяя гротеск и элементы фантастики, Маяковский выстраивает стихотворение «Прозаседавшиеся». Главная тема, это абсурдность тематики заседаний, поэт создает сильный комический эффект, который поддерживается фантастической картиной раздвоившихся чиновников, вынужденных, чтобы успеть на все заседания, присутствовать на них в своеобразной форме – «до пояса здесь, а остальное там».

Своим сатирическим произведениям поэт придавал очень большое значение. «Грозный смех» - так был назван сатирический сборник 1929 года. Другой сборник назывался «Маяковский улыбается, Маяковский смеется, Маяковский издевается». Бюрократизм, мещанство, лодырничество, расхитительство - все эти проявления пороков вызывали возмущение поэта-сатирика. Дар Маяковского был в том, что своим язвителным словом он мог бить буквально «наповал».

Сатирические пьесы «Клоп» и «Баня» передают нездоровую общественную атмосферу 1920-х годов, которая нуждалась в хорошей встряске. В творчестве автор часто использует живые разговорные интонации, которые он намерено, искажает, а также придумывает новые слова. Поэзия Маяковского была неразрывно связана с жизнью своей страны, она вобрала в себя трудности и противоречия своей эпохи, но не потеряла значения и сегодня. Мещанин - неизменная мишень сатиры и сарказма Маяковского. Он «воевал» с мещанством до последнего часа жизни, он смотрел на этот порок, как на злейшего врага революции.

Под мещанством Маяковский порой имел в виду чисто внешние проявления: быт, вещизм, сентиментальность, житейское безвкусие. Но для поэта страшнее была не эта внешняя сторона, хоть он ее и критиковал, а отсутствие духовной основы, а так же неумение и нежелание широко мыслить, отсутствие идеалов и наличие идолов. Маяковский много и громко пел гимны Революции, ее вождям и идеологам, так же искусно он высмеивал и ее врагов, как внешних, так и внутренних. Сатира его часто была безжалостна, при этом он не пытался сгладить острые углы и мягче сказать о том или ином «грешке».

Маяковского отличало от других современных ему поэтов то, что он всегда «бил» в самое сердце, в самую суть проблемы, в самое больное место, и слова его были также четки и болезненны для лиц, которых он подвергал критике. Сатира у него повсюду: «Гимны», «Прозаседавшиеся», «О дряни», «Нате», «Мразь», «Бюрократиада», «Клоп», «Баня» - в этих произведениях особенно ясно проступают картины, написанные кистью сатиры Маяковского.

Сатирическая пьеса «Клоп» была написана в 1928 году. В этой пьесе мы видим, по крайней, три плана: первый – сатирико-бытовой, второй – связанный с лирическим голосом автора, вводящий третий – встроенное театральное представление. Все планы связаны общим сюжетным началом, раскрывающим метафору, вынесенную в название пьесы.

Метаморфозы, совершающиеся с главным героем Иваном Присыпкиным (превращение человека в клопа), прочитываются на разных уровнях по-разному.

На первом, сатирико-бытовом уровне сюжет комедии представляет собой рассказ о бытовом перерождении. С его помощью обличается и осмеивается новое советское мещанство, поднимается проблема опасной привлекательности «уютной» мещанской жизни, сосредоточенной на быте и его удобствах, для молодого поколения, выросшего в разрухе гражданской войны.

Желая устроить себе «лучшую жизнь», главный герой, Иван Присыпкин «отрывается» от рабочего класса, женится на нэпманской дочке, предавая тем самым революционные идеалы всеобщего коллективного счастья, подменяя их «отдельным» счастьем мещанской семьи. Маяковский показывает, что проблема бытового перерождения, это во многом вопрос отсутствия культуры, вкуса. На свадьбе случается драка, а потом пожар, в результате чего все погибают, кроме самого Присыпкина, который был только заморожен и воскрешен через пятьдесят лет.

В комедии есть такой типаж – Олег Баян, который пропагандирует «красивую» жизнь. При этом при первой же встрече, перед читателями предстает человек малообразованный, его речь не грамотна, представления о «культурном быте» у него примитивны. И именно он выступает как «учитель-соблазнитель» для Присыпкина, которого он соблазняет «благами культуры» (танцами, одеждой, манерами), сбивает с верной дороги.

Главный идеологический проект Баяна – свадьба, которую он осмысливает как акт перехода в новый мир, прообраз будущей жизни при коммунизме. В мещанском мире любовь и брак низводится до взаимовыгодной торговли, в то время как подлинная любовь ассоциируется не с браком, а с самой жизнью, вечным движением вперед.

О браке между Присыпкиным и Зоей Березкиной не идет речи. Это подчеркивается тем, что оба они живут в общежитии. Эльзевира Ренесанс в этой системе ценностей оказывается врагом, собственницей, хищницей, которая «положила глаз» на Присыпкина. Сама ее фамилия говорит о возврате к прошлому. Брак выступает актом купли-продажи. Свадьба это символ будущей жизни. По мысли Баяна, женитьба Присыпкина на Эльзевире Давидовне Ренесанс знаменует собой сочетание «Безвестного труда с поверженным капиталом».

Причину перерождения Присыпкина автор видит в депрессии, растерянности, вызванной НЭПом, все, за что боролись ранее потихоньку возвращалось, как прежняя структура общества, так и прежняя система отношений, но в то же время шел отказ от повседневных благ, удобств, которые делают человека человеком, становится непонятно каким путем двигаться вперед, чтобы достигнуть великой цели.

Одной из форм замещения духовной пустоты становится желание жить сегодняшним днем, извлекая максимум удовольствий и наслаждений. Присыпкин оказывается на месте человека потерявшего смысл жизни, а Баян выступает идеологом сиюминутного счастья. Метафора «человек-клоп» получает более широкое значение, это не только человек обыватель, но и человек, забывший о своей высокой природе, предавший в себе человека. Сила быта осмыслена в поэзии Маяковского как сила динамическая: она способна убивать в мире любовь.

В том, как Присыпкин воспринимает учение Баяна и открывается его истинная ценность, автор показывает, как Присыпкин пытается реализовать полученные им новые навыки и реализовать в новой жизни. Он пытается срежесировать свою будущую жизнь с помощью покупок: вещи, которые он покупает, выступают способом преображения жизни, он даже меняет свое имя на псевдоним, и становится Пьером Скрипкиным, носит новую одежду и учится себя вести по-другому. Присыпкин, которого теперь именуют Скрипкиным, стремится к культуре как проводнику иного, пока недоступного ему мира.

Когда он попадает в мир будущего, то он видит, что все изменилось до неузнаваемости, новый мир, это мир техники и науки. Маяковских в картинах будущего воплощает все то, к чему он призывал в своих агитационных стихах и поэмах, это и чистота, и культура общения, и отсутствие пьянства, бюрократизма.

Люди будущего, которых встретил Скрипкин, считают героя заряженным микробом мещанства, и поэтому даже не признают его человеком в полной мере, его считают представителем вымершего рода. Грубый, эгоистичный Скрипкин среди «идеальных» людей, для которых пьянство, подхалимство и прочие пороки давно стали пережитками, выглядит весьма непрезентабельно, для них все эти явления стали давно забытыми.

Само общество будущего представлено Маяковским весьма разумно. Многие функции человека выполняют автоматы, любовь искоренена как ненужное, и даже вредное чувство.

Для людей будущего, Скрипкин представляет реальную угрозу, он представитель мещанства, а они люди высокой нравственной культуры, свободной от всяческих предрассудков и страстей, по сути, люди будущего, освободившись от всех эмоциональных переживаний, становятся безликими.

В обществе будущего нет быта, но вопрос о том, возможно ли мещанство, если отсутствует быт, все-таки остается. Автор показывает, что мещанство никуда не делось, оно видоизменилось, трансформировалось, поменяло свою оболочку, но осталось. В «чистых» людях будущего, лишенных всех пороков настоящего, вроде пьянства, некультурности и прочего, остается главный признак мещанства, от которого не спасает ни внешний лоск, ни отсутствие быта. Это полное погружение в материальный мир, отсутствие духовных идеалов, в будущем можно пройти физическое очищение, через особую ванную, духовное очищение отсутствует.
Скрипкин, будучи изначально отрицательным персонажем, оказывается в ситуации, когда у него единственного сохраняется душевно-эмоциональная сфера, и он пробуждает ее в других. Попадая в новый мир, он обнаруживает, что этот мир его совсем не радует, и его категорически не устаревает, что его разморозили. Ведь тот мир, в котором человек оказался полностью лишен души, этот существенный изъян делает этот новый мир, подлинно мещанским миром, так как отсутствует стремление выйти за пределы этого материального мира.

Профессор размораживает Присыпкина/Скрипкина, наблюдает его оживление и приспособление к новой жизни. Но эта жизнь Присыпкину не подходит. Скрипкин, не смотря на свои недостатки, остается единственным нормальным человеком. В итоге идеальные люди будущего очень быстро подхватывают «вирус чувств» от Скрипкина, и поддаются к давно, казалась бы, искорененным чувствам. Людей будущего начинают привлекать буржуазные удовольствия, все то что они в себе искореняли. Это приводит их к мысли, что Скрипкин рассадник их заболевания и его нужно изолировать.

Маяковский отказывает главному герою, этому закоренелому мещанину, в праве жить в обществе, он помещает его в зоосад, где тот оказывается в одной клетке с клопом попавшем в будущее с его воротника, и от которого он отказался избавиться, привязавшись к нему эмоционально. Метафора «клоп» означает здесь перерождение представителя передового класса строителей будущего, в обывателя и мещанина.

Критики были склонны воспринимать пьесу «Клоп» как антимещанскую агитку. Комедия во многом вырастает из газетных фактов, в которых печатались истории такого рода.

Интересно наблюдать так же, как сатира Маяковского изобретает новые определения только что народившимся порокам молодой Советской республики. Это такие неологизмы как: «мещанина», «нэписты» и многие другие, которые, впрочем, характеризуют одно и то же явление, а лучше сказать сословие, так называемый средний класс.

И хотя революция провозгласила отмену всех сословий, избавится полностью, от сословной системы она не смогла. И именно Маяковский вместе со своей неизменной спутницей-сатирой взялся искоренить ее. Интересно прослеживать, что поэт не только обличает, но он еще и дает конкретные советы, показывает пути выхода, старается не быть голословным.

Последняя сатирическая пьеса «Баня» была написана в 1929 году, и написана она в формате «театр в театре». В этой пьесе было показано общество новой бюрократии, и она была достаточно холодно воспринята современниками. Одна из главных тем пьесы утверждение живительной силы искусства. И метаморфозой преодоления времени средствами искусства становится изобретенная Чудаковым сила времени. В пьесе автор высмеивал болтунов, бездельников, самовлюбленных бюрократов. Маяковский считал, что это произведение публицистическое и через людские образы он показал основные тенденции, которые на тот момент были в обществе.

Пьесу «Баня» Маяковский определил как «драму в шести действиях с цирком и фейерверком», но в этом слышатся ироничные нотки автора, предупреждающего читателя о том, что пьеса представляет собой некий фарс. Главный персонаж пьесы – «товарищ Победоносиков, главный начальник по управлению согласованием, Главнвчупс».

Это типичный надутый чиновник, который между телефонными звонками и бездумными перекладываниями казенных бумаг диктует машинистке бессмысленную и нескончаемую статью. Драма в пьесе построена на конфликте между изобретателем Чудаковым, кавалеристом Велосипедкиным, рабочим помогающим изобретателю, - с одной стороны, и его помощником Оптимистенко – с другой. Маяковский рисует в пьесе множество смешных и глупых ситуаций, в которую попадают его герои, но в месте с тем пьеса представляет собой драму, и драматизм ее состоит в борьбе с бюрократией, которая, по мнению поэта, представляет собой огромную и закостенелую систему

На вопрос, почему пьеса называется «Баня», Маяковский отвечал двояко. Первый ответ: ««Баня» моет (просто стирает) бюрократов» - удовлетворил, кажется, всех и надолго остался определением прямолинейного «обличительного» восприятия пьесы. Другой ответ: «Потому что это единственное, что там не попадается», показался, обычной для Маяковского юмористической отговоркой. Между тем второй ответ гораздо больше касается существа дела.

Он указывает не на предмет, а на метод его восприятия и тем самым на способ его понимания. «Баня», конечно, не единственное, чего в пьесе нет, но дело не в этом, название пьесы определяет единственно верную точку зрения на нее. И с этой точки зрения в «Бане» действительно важнее всего то, что там предметно «не попадается».

С одной стороны, пьеса названа «Баней», но с другой — никакой бани мы там не находим. С одной стороны, это «драма», но с другой, цирк и фейерверк, а никакая не драма. С одной стороны, вся коллизия в пьесе развернута вокруг «машины» Чудакова, но с другой - эта машина невидима, то есть, ее как будто бы и нет. С одной стороны, изобретение Чудакова - машина, то есть нечто пространственно-вещественное, но с другой - это машина времени, то есть нечто противоположное всякой пространственности и вещественности.

С одной стороны, перед нами как будто бы театр, но с другой - мы видим еще и театр в театре, так, что первый театр уже как будто и не театр, а действительность. С одной стороны, Победоносиков видит в театре самого себя, но с другой, в этом театре он себя не узнает, то есть сам себе «не попадается». Во всей пьесе в целом и в каждом отдельном ее элементе мы находим несовпадение предмета и его смысла. Самые отвлеченные понятия здесь снижаются, овеществляются, материализуются, и наоборот, конкретнейшие предметы, явления и даже люди дематериализуются вплоть до полного исчезновения.

Структура и проблематика «Бани», сама ее сатирическая злободневность таковы, что неизбежно толкают к поискам прототипов, на которых ориентированы действующие лица драмы. Все персонажи пьесы и отрицательные и положительные, не характеры и не типы «Бани».

Легко заметить, что наиболее похожи, наиболее реализованы персонажи отрицательные (Победоносиков, Оптимистенко, Мезальянсова и т. п.), менее реализованы персонажи нейтральные (Ундертон, Поля, Почкин и т.п.), еще менее, положительные (Чудаков, Велосипедкин, рабочие, Фосфорическая женщина). Внутреннюю топографию «Бани» можно представить в виде нескольких концентрических кругов с положительным центром и отрицательной периферией. Чем дальше отстоит персонаж от некоего абсолютного центра, тем более ярко он освещен, тем более подробно обрисован, тем более оживлен и реализован.

Отрицательным персонажам не столько противостоят персонажи положительные, сколько весь замысел в целом, вся пьеса. Другими словами, если положительные персонажи самоутверждаются в своей близости к центральному смысловому ядру, то отрицательные, наоборот, самоотрицаются в своей удаленности от него.

Парадоксальная двойственность «Бани», как и всего вообще драматического творчества Маяковского, была прямым следствием специфического жанрового оформления его основного эстетического принципа. Единственное, что в «Бане» не попадается характеристике, но важнейшее, что там есть, - это личность автора. И как бы странно это ни казалось, надо признать, что «Баня» является не, чем иным, как лирической драмой или, точнее, монодрамой. Ее драматическое пространство, это концептуальная сфера внутреннего представления. Отсюда особый характер ее условности и ее фантастики.

Машина времени в «Бане», это не просто изобретение Чудакова, но и метафора самого изобретательства, новаторства, творчества. Машина времени является метафорическим воплощением искусства будущего, его живительно, творящей силой. Машина времени сотворена не только Чудаковым, но и самим временем, самой жизнью. Ей сюжетно противопоставлена другая машина, бюрократическая, также реализованная в аспекте времени.

Если машина Чудакова «дело вселенской относительности, дело перевода определения времени из метафизической субстанции, из ноумена в реальность», то в бюрократической машине, наоборот, реальность превращается в фикции «циркуляров, литеров, копий, тезисов, поправок, выписок, справок, карточек, резолюций, отчетов, протоколов и прочих оправдательных документов», а теория относительности в «теорию отношений, увязок и согласований». Учреждение, как и машина времени, стремится аккумулировать опыт человечества. И делает это с присущим ему бюрократическим способом, организуя «юбилеи».

Здесь противопоставлены не только реальность и фикция двух машин времени, Победоносиков и сам дан как словесная машина, перемалывающая реальность в ничто. Кроме бюрократической машины изобретению Чудакова в пьесе противопоставлено множество других механизмов, которые все, в конце концов, оказываются различными реализациями метафоры времени. Это, прежде всего, конечно, часы.

Машине Чудакова «первому поезду времени», противопоставлен в пьесе поезд на котором Победоносиков собирается отправиться «на возвышенности Кавказа». На это указывает совпадение стоимости билетов и суммы, украденной бухгалтером Ночкиным для завершения машины Чудакова.

Все эти антитезы выстроены при помощи локального приема, в соответствии с которым даже такие детали, как увеличение стоимости проезда в трамвае, должны указывать на его отрицательное значение. Сами по себе все эти машины, конечно, нейтральны, но в системе бюрократического механизма они неизбежно приобретают регрессивные функции.

Таким образом, сюжет осуществляется не только в событиях, не только в персонажах, но и в мелочах, в деталях, в словесных конструкциях, так что пьеса своей сквозной организованностью приближается к структуре стихотворного произведения.

В результате всей этой сюжетной механики перед нами складывается гигантский образ Машины, которая может быть и мертвой машиной пространства, если она существует как ставшее, законченное и неизменное, и живой творческой машиной времени, если она существует в непрерывном становлении, изменении и обновлении. Машина может быть и фиктивной «вещью», и реальной «идеей». Тут исходный момент всего замысла «Бани».

Но ведь и сама пьеса есть в некотором роде «машина», и именно машина времени, со всеми ее прогрессивными и регрессивными функциями, что наглядно представлено в образе «театральной машины». В III действии (театр в театре) пародийно обнажена ее функциональная обратимость. Театру агитационному, «стоящему на службе борьбы и строительства», противостоит театр, где «делают нам красиво». В этом центральном образе, несомненно, пересекаются все основные конструктивно-смысловые планы пьесы. Между тем роль Фосфорической женщины в драматической интриге совершенно пассивна, она только представляет будущее.

В «Бане» всячески демонстрируется формальное различие театра и жизни. Подчеркивая условность всякого игрового (драматического, балаганного, циркового) представления, Маяковский тем самым указывал на принципиальное содержательное единство театра и жизни. Финал «Бани» функционально полностью соответствует «немой сцене» гоголевской пьесы, с той разницей, что сцена «потрясения» дублирована трижды: темнота, затем собственно «немая сцена» и, наконец, заключительные эксплицирующие реплики персонажей.

Сатира Маяковского всегда называет вещи своими именами, что бы ни случилось, и что бы ни подумали о ней читатели, у поэта всегда много гротеска в стихах. Маяковский увеличивает людские пороки до гигантских размеров, голос его обличительной сатиры также увеличивает свою мощность. Зачастую Маяковский выступает, в качестве поэта, описывающего бытовую сторону человеческой жизни, которая многим литераторам казалась скучной и не интересной, что было отличительным признаком его сатиры. Он умел удивительным образом обращаться не только к своим современникам, но и к потомкам.

Маяковский не просто бунтарь, судья, обличитель, пророк, он еще и борец. Буржуазное общество довольно легко «приручало» бунтарей славой, деньгами и т.д., но Маяковский смог противостоять этим соблазнам. Понимая неизбежность падения старого мира, и способствуя приближению краха своим творчеством, Маяковский не мог не связывать все свои надежды с социалистической революцией. Верилось, что из ее «очистительного огня» родится новый человек, новая мораль, быт.

Пьесы «Клоп» и «Баня» представляют собой комедии, которые высмеивают основные пороки современного поэту общества. По мнению поэта, в будущем, не найдется места таким порокам как: грубость, пьянство, хамство, пошлость. В пьесах, Маяковский типизирует своих героев, т.е. они типичные представители общества, это и нэпманы, и рабочие, и бюрократы, и журналисты. Один из главных литературных приемов, используемый автором, это наделение персонажей «говорящими» фамилиями: Присыпкин, Победоносиков, Чудаков, Мезольянсова и др.

Пьесы несут в себе острую сатирическую направленность, выявляют те недостатки среды, которые можно найти в любом обществе и в любое время. В этих пьесах отразились тяжелые впечатления от несоответствия реальной советской действительности, которая не оправдывала ожиданий о светлом будущем. Заслуга Маяковского в том, что он не побоялся сказать «нет» этим порокам, и сказать о том, что в будущем им нет места. Таким образом, сатира В.Маяковского во многом развивалась в самом складе творческого мышления

В арсенале художественных средств сатирического изображения активно используемая гротескная образность, соединение бытового и фантастического колорита, единичного и символически обобщенного, эксперименты со словесной формой, использование собирательных образов людских «толп», «масс» в качестве объектов сатирического осмысления.

При этом если трагедийный накал поэтической сатиры Маяковского со временем все определеннее уступает место надеждам на переустройство бытия, преодоление его извечной дисгармонии путем революционного, волевого вмешательства.

Автор пьес «Клоп» и «Баня» верил, что ни мещан, ни бюрократы не выживут в новом мире. Утопическая проекция будущего в этих пьесах страдает наивностью. Маяковский был убежден в непременном духовном совершенствовании человека, которое должно было наступить в результате политических преобразований. Время показало ошибочность таких надежд. Но критика бюрократизма, обывательского отношения к жизни, бездуховного существования, прозвучавшая в пьесах актуальна и сегодня.

Читайте также:
Всего комментариев: 0
Если Вы хотите оставить комментарий к этому материалу, то рекомендуем Вам зарегистрироваться на нашем сайте или войти на портал как зарегистрированный пользователь.
Почтовая рассылка
Рассылка для учителей

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку для педагогов и получайте ссылки на последние новости образования, новые презентации и педагогические статьи на электронную почту. Это бесплатно!

Свидетельство о публикации статьи
В помощь учителю

Уважаемые коллеги! Опубликуйте свою педагогическую статью или сценарий мероприятия на Учительском портале и получите свидетельство о публикации методического материала в международном СМИ.

Для добавления статьи на портал необходимо зарегистрироваться.
Конкурсы

Конкурсы для учителей

Диплом и благодарность каждому участнику!

Маркер СМИ

© 2007 - 2018 Сообщество учителей-предметников "Учительский портал"
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-64383 выдано 31.12.2015 г. Роскомнадзором.
Территория распространения: Российская Федерация, зарубежные страны.
Учредитель: Никитенко Евгений Игоревич


Использование материалов сайта возможно только с разрешения администрации портала.

Ответственность за разрешение любых спорных вопросов, касающихся опубликованных материалов и их содержания, берут на себя пользователи, разместившие материал на сайте.
Администрация портала готова оказать поддержку в решении любых вопросов, связанных с работой и содержанием сайта.

Яндекс.Метрика